• Поделиться:

    Криптопредприниматель, купивший приз «Евровидения-2022»: нынешняя финансовая система тормозит глобальный виток эволюции

    Владимир Носов, основатель крупнейшей европейской криптобиржи WhiteBITФото: Пресс-служба WhiteBIT

    Владимир Носов, основатель крупнейшей европейской криптобиржи WhiteBIT, за 900 000 евро приобрел награду музыкального коллектива KALUSH Orchestra, победившего на «Евровидении-2022». Носов является э-резидентом Эстонии, но верит, что нашей стране теперь придется побороться за криптокомпании. В беседе с ДВ он рассказал о роли криптовалюты в войне и том, почему нынешняя финансовая система тормозит развитие человечества.

    Как вы и ваш бизнес встретили войну в Украине?
    Это было неожиданно. Основываясь на информации, которая поступала из разных источников (медиа в том числе), мы понимали, что какой-то риск полномасштабного вторжения есть. И только недели за три до 24 февраля мы начали перемещать наших разработчиков в офисы за границей.
    Но как бизнес мы были подготовлены. Наш бизнес диверсифицирован: находясь в Украине, мы работали на международной арене.
    Где еще находятся офисы WhiteBIT, кроме Украины?
    WhiteBIT в первую очередь ориентирован на рынки СНГ и Европы, частично - Латинской Америки, Азии, Австралии. Офисы расположены в Эстонии, Литве, Стамбуле, Мельбурне, Грузии, Испании. В ближайшее время офис откроется в Лондоне.

    WhiteBIT основана Владимиром Носовым в 2018 году. По данным самой компании, биржа обслуживает более 3 млн пользователей в 150 странах. На WhiteBIT доступны более 400 торговых пар. Дневной объем спотовых торгов составляет более €1 млрд, биржу еженедельно посещают 2,8 млн пользователей, согласно данным CoinMarketCap, что делает ее крупнейшей европейской криптобиржей и 32-й в мире. В экосистему WhiteBIT входят децентрализованная биржа WhiteSwap, работающая на блокчейнах Ethereum і Tron, P2P-платформа для обмена криптовалют Bitcoin Global и криптоплатежная система Whitepay.

    WhiteBIT помогает Украине пожертвованиями. Можете подробнее о них рассказать?
    До того, как война началась, мы помогали онкобольным детям.
    А к 9 утра 24 февраля мы успели организовать фонд для сбора помощи в криптовалюте в рамках платежной системы WhitePay, начали распространять эту информацию среди криптокоммьюнити и тех, кто взаимодействует с криптой.
    Какое количество помощи вы собрали?
    На сегодня цифра, которую мы собрали через фонд – это где-то $2 млн. И сами, от лица компании, выделили $3 млн.
    Сегодня фонд собирает средства не только в криптовалюте, но и картами. Мы в том числе взаимодействуем с украинским Монобанком, в котором открыт фиатный счет.
    Плюс мы провайдеры в президентском фонде United24. Когда в этом фонде вы выбираете опцию «осуществить донат в криптовалюте», вы осуществляете его через нас.
    Украинская группа Kalush Orchestra после победы в конкурсе Евровидение-2022.Фото: YARA NARDI, Reuters/Scanpix
    Вы выкупили медаль, которую завоевал украинский спортсмен Сергей Емельянов на Параолимпийских играх в Токио-2020. Криптобиржа заплатила за нее 900 тыс. грн, которые были направлены на нужды украинских военных. Вы же за $900 000 приобрели у группы Kalush Orchestra награду «Евровидения-2022» на благотворительном аукционе. Почему вы захотели участвовать в этих аукционах?
    Золотая медаль – это исключительно моя инициатива, потому что очень хотелось, чтобы эта медаль осталась у самого чемпиона.
    Про аукцион KALUSH я узнал незадолго до его начала. Я изучил, как это будет выглядеть, кто будет распределителем средств и какая будет конечная цель. Мы активно общались с Притулой (Сергей Притула, украинский актер, телеведущий и общественный деятель, Фонд Притулы организовал ряд крупных сборов и благотворительных акций в пользу ВСУ – прим. ред.) и с его фондом до того, как этот аукцион был организован.
    Я представил себе ситуацию, что после аукциона победный приз уедет куда-то за границу, и это было бы неправильно. Одновременно сам я понимал, куда пойдут средства, и через кого они пойдут. В общем, все для меня сложилось: вижу цель, не вижу препятствий. Долго не размышлял на этот счет.
    Вначале утверждалось, что микрофон купило комьюнити WhiteBIT, а потом KALUSH Orchestra представил вас как покупателя. Все-таки микрофон куплен за деньги пользователей сервиса, команды или за ваши личные?
    За личные деньги.
    Криптовалютных сборов на помощь Украине сейчас много, можете ли вы оценить долю криптовалюты среди общей благотворительности?
    Конкретный процент я не знаю, но абсолютно точно могу сказать: криптой фонды закрывают точечно очень важные сборы. Важно понимать, что ни один криптовалютный фонд и никакая криптовалютная компания не может закупать вооружение. Поэтому большая часть криптосборов идет на гуманитарную помощь, в том числе для армии, а также средства защиты: каски, бронежилеты и так далее. Это кажется мелочами, но в моменте спасает жизнь. Это помощь, которая не убивает врага, а в первую очередь защищает наших бойцов.
    Подготовка партии бронежилетов к отправке в Украину. Фото: Petr David Josek, AP Photo, Scanpix
    Волонтерам проще принимать помощь в криптовалюте? Почему?
    Допустим, мы переводим волонтеру 500 000. Но при этом в рамках финансового мониторинга этот волонтер, хотя это официальный волонтер, зарегистрированный в базе данных, не может принять более 400 000 гривен. И банк блокирует его карту. Он обращается в банк, и говорит: у нас война, я волонтер, вот все мои данные, вот мое удостоверение, вот я. Разблокируйте мне карту!
    Но они не могут разблокировать карту, потому что есть система. Даже если финансовый мониторинг банка пропустит, то мониторинг Нацбанка Украины нет. Когда это все происходит в криптовалюте, деньги перемещаются свободнее.
    Кроме того, когда начало действовать военное положение в Украине, SWIFT-переводы из страны были запрещены. Таких вещей, как каска, бронежилеты, турникеты или аптечки, в Украине в достаточном количестве не оказалось. Волонтерам нужно рассчитываться с контрагентом, который находится, например, в Польше, Литве, Эстонии. А через SWIFT отправить средства из Украины мы не можем.
    К тому же, система SWIFT сама по себе очень сильно устарела. Платеж может идти 5 дней. Он будет проходить вначале проверку в банке отправителя, потом в банке получателя, получатель будет очень долго объяснять, почему это прошло, показывать контракты, а в контрактах стоит не то число и так далее. И вот мы потеряли неделю. А неделя во время войны – это очень много.
    Есть и неудобства. Часто у нас на местах сами волонтеры покупают необходимые продукты. А в Харьковской области, например, криптовалюту в магазине не принимают. Пока что (смеется).
    Раздача продовольственной помощи в Харьковской области Украины.Фото: SERGEY BOBOK, AFP, Scanpix
    То есть стало понятно, что в определенных ситуациях криптовалюта – это эффективный, а то и единственный инструмент. Как думаете, будет ли на фоне этого меняться отношение регуляторов к крипторынку?
    Крипторынок – это уже не сообщество энтузиастов, а новая финансовая институция.
    На протяжении длительного периода ни банковские институты, ни регуляторы не принимали во внимание ее наличие. Хотя те, кто понимал откуда растут ноги, уже действовали. На сегодняшний день в США абсолютно точно сформировался рынок. Европейцы еще сомневаются, а Америка впереди планеты всей.
    Эстония в момент нашего старта была наиболее передовой криптостраной, но на сейчас компании вынуждены двигаться в разные юрисдикции. Будет происходить борьба между регуляторами – уже не за криптовалютные компании, а за целые институции. За этими финансовыми институциями стоит кадровый дефицит. Если в стране нет компаний, которые могли в рамках нового технологического витка осуществлять разработки и помогать интегрироваться государству, эта страна будет сильно отставать.
    Борьба будет за то, чтобы эта компания привезла трудовой капитал в страну. Этим путем сейчас успешно идет Португалия. Туда многие уже переехали. Но здесь может получится такой же казус, как с Мальтой. На Мальту вначале тоже все переехали, но потом обстоятельства там поменялись.
    У вас эстонское э-резидентство, офис в этой стране. Почему вы выбрали именно ее?
    Мы ведем дела в рамках литовской лицензии, в первую очередь. Это не только путь нашей компании – Revolut тоже взаимодействует через литовскую лицензию. Но есть и эстонская лицензия, а в еще восьми юрисдикциях мы подали документы на ее получение. Это в том числе Австралия, ICE в Лондоне, WASP в Испании, в США, ОАЕ. Мы идем к тому, чтобы регистрироваться как криптобиржа в Турции, выполняя рекомендации регулятора. В Грузии еще нет нормативов, но они в ближайшее время будут, и там тоже мы будем соответствовать требованиям.
    А Эстония была одной из первых стран, которая дала возможность регистрировать компанию с лицензиями на хранение криптовалюты, на криптовалютные операции. Эта инициатива, реализованная в Эстонии – я считаю, что это был офигительный шаг для того, чтобы привести большое криптосообщество.
    Крипторынок уже не на периферии, потому что инфраструктура развернулась. Но Европа еще думает про регуляции, недавно было заявление Билла Гейтса, что инвестировать в крипту – плохая идея. Поменялось ли что-то конкретно за последний год в головах бизнеса?
    Мнение инвесторов поменялось кардинально. За последний год на крипторынок пришло огромное количество институциональных игроков с большими капиталами. Но пока что это не мейнстрим с точки зрения публичности.
    Крупные компании в последние пару лет начали формировать команды, которые могут интегрировать криптовалютные решения, использовать технологию блокчейн. Они ведут активную работу. Если посмотреть последние доклады той же VISA, то все в компании нацелены на то, чтобы в определенный момент не проспать.
    JPMorgan тоже ведет работу. И в какой-то момент мы все с вами проснемся и окажется, что криптовалюта уже в наших привычных банковских приложениях, через нее мы покупаем премиум в Spotify или на Youtube Music, криптовалюту пересылаем подружке в США или родителям.

    Единственное, что на сегодняшний день тормозит мир от глобального витка эволюции – финансовая система. В нашей жизни все ускорилось в тысячи раз. И образ жизни, и количество информации, поступающей нам в мозг, и наши коммуникации. Все ускорилось, кроме SWIFTа, в котором платеж идет 5 дней. Если провести параллель: у нас есть Youtube Music, Spotify, Telegram, Zoom, онлайн-чемпионаты, а деньги мы до сих пор отправляем парусными кораблями между континентами.

    Я считаю, что в кризисе 2008 года, в том числе, виноват один из ключевых факторов – неактуальность текущей финансовой системы. Она не успевает за течением времени. И зарождение криптовалютного рынка после кризиса говорит о том, что в рамках логичной эволюции появился инструмент, который идет в ногу со временем.
    Точно так же, как это было с интернетом: всем казалось, что это какая-то абсолютно бесполезная штука. Было много умных экономистов, которые говорили, что никогда в жизни никто не будет покупать обувь в интернете. Сейчас в 2022 году это смешно звучит, потому что в интернете уже детей планируют. Так же произойдет и с криптоиндустрией. Вспомните, кто-то из компаний тоже не успел переориентироваться на интернет, и они были выдавлены с рынка.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Из-за планов ЕС Эстонии, вероятно, придется поспешить с реновацией зданий
Если планы Еврокомиссии и Европарламента претворятся в жизнь, Эстонии и другим странам ЕС придется срочно реновировать множество старых домов — свыше 15% зданий, имеющих неудовлетворительную теплоизоляцию, потребуется привести в порядок всего за семь лет.
Если планы Еврокомиссии и Европарламента претворятся в жизнь, Эстонии и другим странам ЕС придется срочно реновировать множество старых домов — свыше 15% зданий, имеющих неудовлетворительную теплоизоляцию, потребуется привести в порядок всего за семь лет.
Аналитики: в конце года цена на нефть превысит сто долларов за баррель
Решение о сокращении нефтедобычи, принятое в среду OPEC+, по мнению аналитиков, может поднять цену выше 100 долларов за баррель.
Решение о сокращении нефтедобычи, принятое в среду OPEC+, по мнению аналитиков, может поднять цену выше 100 долларов за баррель.
Военно-экономический блог Райво Варе: обострение газовой войны и восьмой пакет санкций
Процесс согласования окончательной версии нового пакета европейских санкций окажется, очевидно, непростым – у каждой из стран по этому поводу существуют собственные интересы и опасения, пишет в своем военно-экономическом блоге обозреватель Райво Варе.
Процесс согласования окончательной версии нового пакета европейских санкций окажется, очевидно, непростым – у каждой из стран по этому поводу существуют собственные интересы и опасения, пишет в своем военно-экономическом блоге обозреватель Райво Варе.
Мертсина: экономические перспективы еврозоны продолжат ухудшаться
Высокая стоимость энергии и рост стоимости жизни снижают спрос, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
Высокая стоимость энергии и рост стоимости жизни снижают спрос, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
«Мои навыки эстонского сильно улучшились». Выпускница музыкальной школы делится опытом обучения
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
«Мои навыки эстонского сильно улучшились». Выпускница музыкальной школы делится опытом обучения
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.