Владимир Вайнгорт • 29 ноября 2012 в 9:02

Растущий риск налоговых потерь

Для предприятий с большой материалоёмкостью потеря права на зачёт уплаченного налога с оборота равносильна финансовому краху.

Представление о налоге с оборота как налоге абсолютно косвенном, лежащем только на плечах потребителей-физических лиц, а через счета корпоративных предпринимателей проходящего транзитом, - не совсем точно. Такая модель справедлива для фирм, которые включены в специальный регистр т.н. «налогообязанных по налогу с оборота». Именно у них, кроме обязанности платить налог, есть право зачёта уплаченного НСО с т.н. «купленных затрат». До недавнего времени с нахождением в этом регистре больших сложностей не было. Но в последнее время проблема исключения действующих фирм из регистра налогообязанных по налогу с оборота стала чрезвычайно актуальной. Дело в том, что республиканский налогово-таможенный департамент в нынешнем году объявил смертельную войну «полочным» фирмам, которые создаются с одной целью: получить налог с оборота по фиктивным или даже реальным сделкам, но деньги казне не отдать, а замотать их и, в случае чего, исчезнуть, оставив после себя только память в регистре налогообязанных, да ещё какого-нибудь бомжа, зарегистрированного в качестве члена правления.

Налоговики и раньше с большим подозрением относились к фирмам, которые по два-три месяца не декларировали налог с оборота в Эстонии, а теперь они такие фирмы просто убирают, действуя по принципу «лес рубят - щепки летят», и если кого-то убрали зря, «пусть проигравший плачет» и доказывает, что он не верблюд.

Так получается, скажем, когда в коммерческой деятельности возникает вынужденная пауза в несколько месяцев длиной (поскольку временная остановка деятельности у нас существует только для ПФЛ, а полновесному юридическому лицу сообщить о целесообразном перерыве в бизнесе некуда). Но в последнее время подозрение налоговиков вызывают уже не только декларации с нулями, но и резкое снижение в них оборотов.

 

Трагична в этом смысле также судьба фирм, которые занимаются предпринимательством вне Эстонии. В этих случаях часто ликвидация фирмы в регистре налогообязанных происходит из-за неграмотности работников местных отделов НТД, которые «не дочитали» закон о НСО и не понимают, что налогообязанность возникает не только от оборота в Эстонии, но и от занятия предпринимательством (в том числе вне Эстонии тоже). По этому поводу в 1-й части 19-й статьи Закона о НСО однозначно сказано, что обязательная регистрация налогообязанным возникает при оказании услуг лицу другой страны ЕС, облагаемой по ставке 0%.

Невозможно понять, почему у работников налоговых служб вызывают подозрения фирмы, которые требуют уплаченный в Эстонии налог с оборота к возврату, притом что они налогообязаны также, например, в Финляндии и там у них образуется оборот. Вполне нормальная схема, и налогоплательщикам нечего стесняться требовать возврата налога в таких случаях. И также нечего бояться спорить, если фирму выбросили из регистра в то время, когда она не прекратила предпринимательской деятельности, но перенесла её в другую страну.

Слишком высока бывает цена потерь от неправомерных действий налогового администратора, и вести себя в таких ситуациях, как непрошеный гость на чужом пиру, не следует.

Самое читаемое