Рон Лувищук: сколько надо занести, чтобы приняли правильный закон?

    Рон ЛувищукФото: SANDER ILVEST

    Почему государство выделило деньги на компенсацию аренды лишь тем компаниям, которые находятся в торговых центрах? Ведь от кризиса и распоряжений правительства пострадали и другие малые бизнесы, пишет партнер Bfa Estonia и член наблюдательного совета Союза малых и средних предпринимателей Рон Лувищук.

    Наше дорогое правительство выделило 4 миллиона евро для поддержки арендаторов торговых центров.

    Поддержку получат компании, соответствующие следующим критериям:
    - их оборот сократился как минимум на 30%,
    - магазин закрылся из-за распоряжения правительства,
    - арендодатель снизил аренду,
    - компания заплатит оставшуюся сумму аренды
    Идея сама по себе замечательная и давно назревшая. Вот только вопросов возникает от такого решения еще больше, чем было.
    Вопросы:
    1. Почему помощь могут получить только арендаторы торговых центров?
    У нас что, весь бизнес сконцентрирован только в них?
    А магазины в Старом городе, ориентированные на туристов?
    А салоны красоты, которые расположены в отдельно стоящем здании?
    А обучающие центры, которые точно не расположены в торговых центрах? Логика принятия такого решения кажется совсем непонятной, если не учесть простую вещь, о которой ниже.
    2. Почему только 4 миллиона?
    В пояснениях министра финансов говорится, что 4 миллиона вычислили, исходя из данных о доходах торговых центров. Якобы общий доход эстонских торговых центров составляет 16 миллионов, продовольственные магазины и аптеки платят аренду, и 25% от аренды - это 4 миллиона евро. Я очень хотел бы увидеть расчет, откуда взялась цифра в 16 миллионов - только Кristiine Keskus AS и центр Rocca Al Mare за 2018 год получили арендных платежей чуть больше, чем 28 миллионов.
    Так что откуда взялись эти цифры, совсем непонятно. Может, правительство считало только Таллинн и не считала прочую Эстонию?
    3. Почему магазин должен быть закрыт только по решению правительства?
    Как соотносится требования «закрыт по решению правительства» и требования по социальному дистанцированию? Правительство, видимо, думает, если из-за чрезвычайного положения к вам не ходили люди (в рестораны, бары, спортзалы, курсы, кино и т.д.), то это проблема бизнеса.
    Иными словами, правительство, приняв решение о чрезвычайном положении не хочет отвечать за последствия своих решений.
    4. Почему помощь могут получить только компании, которые существуют более года?
    Тот же вопрос, что и с предыдущими инструментами помощи - а если компания была создана менее года назад, и показать падение оборота она физически не может, что ей делать? На дно идти? Почему поддерживаются только старые компании? Ответа на это я найти не могу и даже придумать причину такого решения не могу.
    А теперь моя личная «аполитическая версия», почему решение принято именно такое:
    Первое - мелкий и средний бизнес не является избирателями правящей коалиции. Следовательно, правительство считает, что его поддерживать не надо - все равно не изберет.
    Второе - мелкий и средний бизнес не приносит в партийную кубышку денежку и, следовательно, бесполезен для правящей коалиции.
    Третье - очень хотелось бы посмотреть, кто какие пожертвования делал правящей коалиции. Нельзя исключать, что в этом кроется ответ, почему государство помогает одним компаниям, а не другим.
    Если моя гипотеза верна, то хочется для облегчения общения с государством увидеть весь прейскурант - сколько стоит помощь от государства в размере 25% и сколько в размере 50%; сколько надо занести в партийную кассу чтобы закон правильный приняли; и сколько надо занести, чтобы министром стать. Как говорится: «Огласите весь список!»
    И единственным вариантом, чтобы я поверил, что ошибся, будет скорейшее исправление ошибок, допущенных правительством в данном решении.
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
В ловушке более 100 эстонских предпринимателей: Беларусь запрещает им продавать бизнес
Правительство Лукашенко запрещает иностранным бизнесменам (речь идет о представителях так называемых «недружественных стран») продавать свой бизнес и доли в белорусских компаниях. В ловушке оказались более сотни эстонских предпринимателей.
Правительство Лукашенко запрещает иностранным бизнесменам (речь идет о представителях так называемых «недружественных стран») продавать свой бизнес и доли в белорусских компаниях. В ловушке оказались более сотни эстонских предпринимателей.
Рекордный январь на мировых рынках
Биржевые индексы по всему миру завершили январь ростом. История подсказывает, что это может стать трендом всего года.
Биржевые индексы по всему миру завершили январь ростом. История подсказывает, что это может стать трендом всего года.
Нужны ли Эстонии экологические налоги и что делать с акцизами?
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.