Во вступлении Швеции в НАТО есть риски для экономики, но это лучше, чем топтаться на пороге

    Самый северный город Швеции Кируна уже сейчас стал не только крупнейшим центром добычи железа в Европе, но и базой для сотрудничества королевства и альянса НАТО.Фото: JONATHAN NACKSTRAND, AFP, Scanpix

    Вступление Швеции в НАТО, к которому страна стала еще ближе на этой неделе, несет королевству как экономические выгоды, так и серьезные затраты с рисками. Но в теперешней ситуации выгоднее их принять, чем топтаться на пороге, уверен журналист ДВ Алексей Шишкин.

    На этой неделе Швеция сделала еще один шаг по направлению к членству в НАТО. Великое собрание Турции после непростых дебатов все-таки поддержало заявку королевства на вступление в альянс. Подпись поставил и глава государства Реджеп Тайип Эрдоган. Теперь последним препятствием остается голосование в парламенте Венгрии и одобрение Виктора Орбана.
    В Будапеште предсказуемо не увидели причин ради этого вопроса собирать экстренное заседание Государственного собрания, но все-таки ясно, что уже в ближайшие месяцы, если не недели, Швеция станет членом Североатлантического альянса. Именно Турция считалась противником принципиальным, с Венгрией же лишь предстоит поторговаться.
    Решение поистине историческое: ему предшествовали почти двести лет официально провозглашенного нейтралитета. Стокгольм ухитрился остаться в стороне и во время Первой, и во время Второй Мировой войны, ограничившись приемом беженцев и активным дипломатическим посредничеством. Но на фоне вторжения России в Украину сначала политика «финляндизации», а затем «шведский нейтралитет» ушли в прошлое. Что важно – при поддержке не только властей, но и общества. Согласно опросам, в мае 2023-го 62% шведов выступили «за» вступление в НАТО и только 22 «против».
    С присоединением Швеции к НАТО ситуация в сфере безопасности в Северной Европе существенно изменится. Уже немало сказано о том, что ставший притчей во языцех Сувалкский коридор не будет иметь прежнего значения, а Балтика станет за вычетом малой части Финского залива внутренним морем НАТО. Но есть и экономические последствия.

    Выбор из двух зол сделан

    Демонстрация противников вступления в НАТО летом 2023 года. Хотя, согласно опросам, существенно больше половины шведов поддерживают вступление страны в НАТО, есть в стране и активисты, выступающие против.Фото: TT NEWS AGENCY, Reuters/Scanpix
    После 24 февраля многие эксперты стали называть «геополитические риски» (читай, соседство с Россией) одной из ключевых причин, которые заставляют международный капитал воздерживаться от вложений в Эстонию. Схожие обсуждения на пути в НАТО сопровождали и Швецию.
    В Хельсинки и Стокгольме о присоединении к альянсу как о реальной, а не умозрительной перспективе начали говорить весной 2022-го. В мае того же года политический редактор издания Investment Monitor Себастиан Шехади, оценивая экономические последствия их решения о вступлении или не вступлении в альянс, назвал их «ситуацией невозможности выигрыша».
    По мнению эксперта, с одной стороны вступление в НАТО стран Северной Европы укрепит веру некоторых инвесторов в то, что в случае российского нападения страны Запада не оставят регион на растерзание. Да и вообще тягаться не с отдельной страной, а с союзниками в целом Москва может и не решиться. С другой – часть предпринимателей считает, что расширение НАТО лишь провоцирует Россию на агрессию. Всем угодить не получится. Уже не важно, сказали бы северяне НАТО «да» или «нет», какая-то часть международных инвесторов все равно отвалится, решив, что теперь-то угроза войны реальна как никогда. Это, конечно, плохая новость.
    Но есть и хорошая – за полтора года, прошедшие с момента публикации текста Шехади, позиции предупреждающих, что Путина «нельзя провоцировать», а тем более надеющихся на успешное экономическое сотрудничество с Россией, сильно ослабли. Потерять их инвестиции Северной Европе уже, пожалуй, не так страшно, как в начале вторжения. Ну и второй позитивный аспект – сам факт того, что выбор из двух зол сделан, это хорошо. Бизнес любит определенность, а страна, в растерянности замершая перед двумя плохими вариантами, едва ли сможет привлечь хоть чьи-то средства.

    Еще не член, но уже платит

    Правительство Швеции открыто говорит о тратах, к которым членство в альянсе обяжет страну. Во-первых, ежегодно Стокгольм должен будет перечислять 600-700 миллионов шведских крон (53-61 млн евро) в общий бюджет НАТО. Во-вторых, союзный договор обяжет Швецию выделять как минимум 2 процента от ВВП на оборонные расходы в соответствии со стандартом НАТО, утвержденным в 2014 году.
    Хотя Швеция пока и не член НАТО, в стране проводятся совместные с альянсом учения.Фото: JONATHAN NACKSTRAND, AFP, Scanpix
    Это немало. Чтобы достичь целевого показателя, Швеции придется увеличить свой оборонный бюджет вдвое в сравнении с цифрами 2020 года. Вот только Стокгольм уже это сделал, приняв в 2023 году соответствующий бюджет. Традиционно миролюбивая Швеция, похоже, настроена серьезно вложиться в армию. Ассигнования на оборону увеличатся примерно на 700 миллионов шведских крон в 2024 году, на 1,2 миллиарда – в 2025-м и на 7,4 миллиарда (!) – в 2026-м.
    Таким образом ассигнования Швеции на оборону уже в этом году превысят целевой показатель для стран НАТО, составив 2,1% ВВП. Иначе говоря, страна еще не стала членом альянса, но уже финансирует оборону так же, как они. И даже больше некоторых! Ведь, например, в 2022 году соответствующим бюджетным правилам подчинялись только 24 из 30 участников организации.
    Взрывной рост государственных инвестиций в оборону сулит заказы для соответствующих отраслей промышленности. Радости в росте за счет «оборонки» мало, но если такие траты - дело уже решенное, стоит надеяться, что и эстонским фирмам (например, производителям материалов и комплектующих для техники, оборонным стартапам, разработчикам цифровых решений) достанется кусок шведского пирога.

    Восточная угроза торговле

    Разрыв экономических связей с Россией из-за вступления Швеции в НАТО едва ли станет для королевства серьезной проблемой. Все потому, что связи эти преимущественно уже разорваны. Пик товарооборота между странами пришелся на 2011 год, с тех пор показатели в основном падали. Уже в первый год войны шведский экспорт в Россию в финансовом выражении уменьшился в два с лишним раза, с 2,49 миллиарда долларов в 2021-м до 1 млрд в 2022-м. Из России Швеция и вовсе в 2022 году ввезла товаров всего на 779 млн долларов, в основном минеральное топливо и нефтепродукты.
    Сегодня во внешней торговле Швеции даже Эстония, с ее рынком скромного размера, имеет большую долю, чем огромная Россия. Так что едва ли Москва могла бы тут запугать Стокгольм.
    Но НАТО сегодня «на ножах» не только с Россией. Альянс в своих доктринах называет одной из ключевых угроз Китай, и торговая война, и политическая напряженность между лидером альянса США и Поднебесной уже оказывают существенное влияние на обстановку на мировых рынках. Отзвуки этого противостояния могут докатиться до Швеции. Ведь Китай – крупнейший для королевства источник импорта за пределами ЕС, больше всего в Швецию КНР продает электронику, технику и запчасти, товары для дома и игрушки, мебель.
    Пока Пекин как будто не видел во вступлении своих торговых партнеров в НАТО прямой угрозы, но не изменится ли это в дальнейшем в условиях все большей поляризации мира? О таком потенциальном риске стоит помнить. Тем более, что и в публикациях американских СМИ и исследовательских центров уже звучит надежда, что Швеция как член НАТО станет более избирательно подходить к экономическому взаимодействию с Китаем.

    Оружейное королевство и бросок на север

    НАТО – военный альянс, но он имеет в том числе общую военную экономику. И с точки зрения оборонного сектора, с вступлением Швеции организация приобретает поистине бесценного участника. Страна занимает 13-е место в мире по экспорту оружия, производит истребители, военно-морские корабли, телекоммуникационные системы и другую важную для обороны технику. Например, ни одна страна НАТО не имеет флота малых подводных лодок, способных действовать в мелководной Балтике, а у Швеции есть не только такие субмарины, но собственные мощности для их постройки.
    Вступление Швеции в альянс одновременно увеличит присутствие НАТО в Арктике и позволит Стокгольму не тянуть бремя оборонного развития северных регионов в одиночку. Фото: JONATHAN NACKSTRAND, AFP, Scanpix
    Аналитики Центра Вильсона в Вашингтоне обращают отдельное внимание, что с вступлением двух северных стран в НАТО «внутри» альянса окажутся 2 из 3 крупнейших производителей оборудования для сетей связи 5G – финская Nokia и шведский Ericsson. Это позволит замкнуть многие производственные и логистические цепочки внутри стран-союзников.
    Также под зонтик оборонного альянса попадает один из важнейших космических проектов ЕС – космический комплекс Esrange в приполярном городе Кируна. При этом как раз в Арктике Швеция станет не только одним из столпов поддержки альянса, но и получателем экономических выгод. В обзоре исследовательского центра The Arctic Institute авторы обращают внимание, что в шведской Арктике расположены многие из национальных центров обработки данных, крупнейший в Европе железорудный рудник и уже упоминавшийся выше космодром.
    При этом Стокгольм в последние годы столкнулся с наращиванием присутствия России и Китая в Арктике, а также милитаризацией российских арктических территорий. Швеция в ответ была вынуждена наращивать инвестиции в оборону на Крайнем Севере в условиях очевидного неравенства ресурсов. Теперь есть надежда разделить ношу инвестиций в северную оборону с соратниками по НАТО. После вступления Швеции 7 из 8 арктических стран (все, кроме России) будут входить в один оборонный альянс.
    Рассуждения об экономике вступления в НАТО в случае Швеции можно продолжать долго. На каждый аргумент «за» найдется если не аргумент против, то свое «но», свой риск. В ситуации мира и стабильности в Европе сумма этих «но» наверняка сыграла бы роль и убедила бы и общество, и политиков сохранить шведский нейтралитет. Но на фоне войны в Украине, грозящей перерасти в многолетнюю, и все большей политической поляризации по всей планете, выгоднее, кажется, принять издержки сейчас и стараться максимизировать преимущества.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Nvidia начала ралли на фондовом рынке США
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.