• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    У Ночного дозора нет политического потенциала

    „Я думаю, что никакого потенциала у «Ночного Дозора» нет. И утрачен он, как это ни печально, был с самого начала. Потому что они сами не поняли, что происходило, и в чем, собственно, заключалась их сила,“ – сказал политолог Александр Астров.

    По его мнению, необычайный изначальный успех «Дозора» был обусловлен тем, что в той ситуации не только затрагивались самые больные общие вопросы, но и ставилась конкретная задача - найти приемлемое решение проблемы памятника. «Однако в какой-то момент конкретная проблема памятника как бы отошла на второй план, уступив место возможности подемонстировать вокруг него. Часть людей ударилась в эту вторую крайность». В результате, по мнению Астрова, у многих сторонников «Дозора» сложтилось мнение, что решить они ничего не могут, и потому единственное, на что они сгодятся – роль героев. «А если всерьез говорить о политическом потенциале, а не о символах и идеях - хотя это тоже важная вещь! - он невозможен без способности формулировать и решать конкретные задачи. А эту свою неспособность они продемонстрировали практически сразу,» - отметил Астров, пишет газета "Столица".
    Отвечая на вопрос газеты, может ли «Дозор» «научиться политике», политолог отметил два аспекта. Первый: далеко не все «дозоровцы» учиться хотят и могут, потому что те задачи, которые они перед собой ставили – стать героем, засветиться, - они выполнили. Второй, и значительно более важный аспект, по мнению Астрова состоит в следующем: «Где учиться политике? Нет таких школ, где этому учат. Этому можно учиться на практике, но для того, чтобы учиться на практике, надо к этой практике быть причастным. У нас же вся система выстраивалась таким образом, что если ты оказываешься допущенным к этой практике, к возможности реально заниматься политикой, то единственный путь, который у тебя есть, это путь Сергея Иванова».
    Астров считает, что опыт политики, когда ты выходишь непосредственно к избирателям, когда ты перед этими избирателями отчитываешься, и они на основе этого за тебя голосуют, в Эстонии очень мало стоит. «У нас по-прежнему система вхождения в политику построена на другом. Вспомните премьера Юхана Партса, который никогда никуда не избирался и был госконтролером, пока к нему не пришли Таагепера и еще несколько деятелей и не сказали – давай-ка ты партию возглавишь! А Ансип? Ну был хороший мэр, партия решила – будет каким-никаким премьером. И стал! Или последняя идея социал-демократов, когда они не придумали ничего лучше, как выставить против Сависаара Юри Пихля, которого ни разу в жизни никто никуда не выбрал. И эта особенность, эта болезнь эстонской политики - выдвиженчество, разумеется, совершенно иначе ощущается на русском поле, нежели на эстонском. Потому что у русских – за редким исключением - нет этого ресурса» - сказал Астров.
    Результат, по мнению Астрова, таков: «У русских нет путей в политику, и единственный путь, который остается – через трибуну, через улицу. В результате и политика воспринимается самими русскими не как возможность участвовать в формулировании проблем и решений, а как повод крикнуть погромче».
    Autor: dv.ee Istsenko Olga
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Стоимость нефти марки Brent достигла трехлетнего максимума
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Передовая ДВ: неожиданно как снег зимой
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.