16 ноября 2011

Опасная игра коалиции

Сегодня парламент обсуждает во втором чтении проект госбюджета ­2012 года и завершит или не завершит второе чтение в зависимости от того, насколько оппозиции удастся затянуть дебаты.

У оппозиционных партий очень много претензий к предложенному правительством проекту бюджета, и, по мнению ДВ, он и впрямь весьма уязвим, даже если соглашаться отнюдь не со всеми аргументами критиков.

Проект госбюджета свёрстан с объёмом в доходной части 6,1 млрд. евро (рост по сравнению с госбюджетом 2011 года 8,9%) и в расходной части ­6,57 млрд. евро (рост 11%). Дефицит бюджета составляет 2,1%, что, как отметил, представляя проект на первое чтение, министр финансов Юрген Лиги, соответствует бюджетной стратегии правительства.

Более того, он, по замечанию министра, носит разовый характер, будучи связанным с инвестициями доходов от продажи экологических квот и восстановлением государственных выплат во вторую пенсионную ступень.

Действительно, такой дефицит – никакая не трагедия и не повод для паники, особенно на фоне того, что происходит в ряде европейских стран. Минфин сообщает также о росте поступления налогов, а это вполне объективный показатель состояния экономики, даже если учесть, что суммы от НСО увеличиваются вследствие инфляции. Опубликованные Департаментом статистики показатели третьего квартала тоже выглядят очень даже прилично – рост экономики составил 7,9%. Но тут-то и начинаются «но».

Экономист Хейдо Витсур совершенно справедливо отметил, что показатели следующего квартала такими красивыми уже не будут. Да и отличный сам по себе итог третьего квартала несколько бледнеет, если сравнить его с предыдущим. Замедление темпов роста уже налицо. Правительство, говоря о госбюджете, не забывает подчёркивать, что его подход был консервативным. За основу принят прогноз роста в 3%, который действительно ещё совсем недавно выглядел весьма осторожным.

Но ситуация меняется быстро, глобальная экономика, не говоря уже о еврозоне, громко скрипит тормозами. Прогноз роста ВВП стран еврозоны, который и без того был более чем скромным, снижен с 1,6% до 0,7%, что уже опасно близко от рецессии. Локомотивом эстонского рывка в конце 2010 года и в 2011 году стал экспорт. Теперь основные рынки нашего экспорта затихают, а значит, вскоре придётся складывать крылья и едва расправившей их эстонской экономике. Ну, возможно, не совсем, но консервативный трёхпроцентный прогноз может оказаться если и не радикальным, то во всяком случае оптимистичным.

Поскольку вряд ли в ходе парламентского обсуждения объём госбюджета сократится (обычно он, особенно в расходной части, только вырастал), то меры придётся принимать, если придётся, конечно, задним числом, т.е. путём испытанного уже секвестра. О том, что у правительства есть какой-то другой вариант, что-то не слышно. Возможно, у него в рукаве спрятаны какие-то козыри, тогда хорошо, но мы об этом ничего не знаем.

И тут самое время вспомнить о внутреннем рынке, который пока так и не успел, или почти не успел, оправиться от кризиса. Оппозиция указывает на то, что социальный блок - в широком понимании, т.е. не только пенсии и пособия, но и зарплата учителей, работников культуры, спасателей и т.д., – принесён правящей коалицией в жертву военным расходам, которые планируется довести до 2% от ВВП. (Справед­ливости ради отметим в скобках, что этот блок всё равно остаётся самым большим.)

Но даже если отвлечься от опять же чисто социальной стороны дела и обратиться к экономической составляющей, то увеличение доходов большущей армии бюджетников способно в свою очередь увеличить внутренний спрос и оживить внутренний рынок. Ведь все они ещё и потребители. В этом (и только в этом!) смысле военные расходы наименее продуктивные. И наращивать непродуктивные расхо­ды в конкретной нынешней обстановке – это плохая и опасная игра.

Autor: dv. ее

Самое читаемое