5 апреля 2012

Как русских посчитали...

Марью Лауристин, профессор социальной коммуникации, одной из главных целей исследования результатов политики интеграции выставляет освобождение...

При этом профессор подчёркивает, что политика интеграции в Эстонии была подчёркнуто сосредоточена на важности эстонского языка – так, что целью являлось всеобщее использование эстонского языка в качестве государственного, в т.ч. и в Северо-восточном, русскоязычном анклаве Эстонии. Мол, государственный язык является основным критерием успешности как при сдаче экзамена на гражданство, так и на рынке труда, передает prosvet.

Что же заставило взяться за столь обширное, даже масштабное и затратное исследование? Она и не скрывает мотивы проведения исследования: «изменение рынка рабочей силы: старение населения, выезд молодёжи за границу вынуждают взглянуть на политику интеграции с другой стороны – как возможность сберечь и выращивать человеческий ресурс Эстонии.» И уточняет цель своего профессионального интереса: «насколько мотивирована инородная молодёжь связать себя с Эстонией? Каковы их внутренние помыслы? Какие ценности и установки их характеризуют? Можно ли их представить как эстоноцентричные, или они настроены европейски или они вовсе - российской направленности?»

Эстония или Россия?

По данным исследования, добрая половина русскоязычной молодёжи (возраста до 30 лет) не считают себя принадлежащими к единому «народу Эстонии», хотя вторая половина – относительно довольна жизнью здесь. Лишь треть опрошенных доверяет государству Эстония, а каждый четвёртый хочет уехать отсюда навсегда. Заметная часть молодых не думает связывать себя с гражданством Эстонии, предпочитая в будущем обретение гражданства России.

Лауристин констатирует не слишком приятный вывод: «отсюда ясно, насколько обманчиво представление, будто время и смена поколений сами по себе разрешат проблемы интеграции, и что родившееся здесь и выросшее молодое поколение с лёгкостью растворится в едином обществе Эстонии.» Марью с тревогой указывает: «пора уже заметить и понять растущую в русскоязычном населении внутреннюю настроенность к обособлению и соответствующее этому отношение к Эстонии, а также распределение русскоязычных по отдельным группам в нашей относительно жестокой среде с точки зрения одоления жизненных трудностей и приспособления к общественным и экономическим условиям».

Профессор раскрывает и метод получения той картины, которую следовало получить на основе социологических проведённых опросов: «за основу социологических срезов мы взяли три важнейшие стороны интегрированности:

1) владение эстонским языком и его активное использование в общении;

2) гражданская осознанность, что выражается в обладании (желании обретения) гражданством Эстонии, связывание себя с Эстонией как с единственной родиной и самоопределение в качестве принадлежности единому народу Эстонии;

3) вовлечённость в жизнь общества Эстонии посредством участия в выборах или посредством участия в общественной жизни Эстонии»

На помощь в анализе данных эстонские социологи призвали статистический метод обработки, называемый кластер-анализом. И получилось, что русскоязычное население разделяется по сути… пополам! Мол, половина – интегрирована более-менее успешно, а оставшиеся – в меньшей степени, или не особо интегрировались.

 

Autor: Ирина Бреллер

Самое читаемое