• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Передовица ДВ: Я не я, кобыла не моя

    Бурлящий уже не первый год скандал вокруг предприятия Autorollo, принадлежавшего раньше Вяйно Пентусу, отцу Министра окружающей среды Кейт Пентус-Розиманнус, утомила не только её участников, но и сторонних наблюдателей. Однако ничто не может выбить министра из любимого кресла образа жертвы.

    После вынесения судом решения, которым в требованиях, выдвинутых кредиторами Autorollo к самой Кейт Пентус-Розиманнус отказано, так как кредиторы не доказали непосредственную связь министра с выводом имущества из компании, она снова стала повторять мантру про то, как «вражеская закулиса» подставила бедную женщину для того, чтобы полюбоваться на её страдания. С учётом более чем непростой ситуации с выводом имущества из Autorollo и огромным ущербом, причиненным кредиторам, а также с учётом того, что часть требований к супругу министра и к их адвокату судом удовлетворена, можно сделать вывод, что какие-то махинации всё же были. Хотя это гражданский спор, а не уголовное производство, и хотя решение в силу еще не вступило, оснований показательно надевать нимб на министерсткую макушку всё равно нет.
    Следует сказать, что история с Autorollo – не единственная вызывающая подозрения ситуация, связанная с семьёй Пентус. Брат министра Стен Пентус является известным в кругах любителей пилотом, участвующим в гонках Formula 1. Это дорогое удовольствие, по данным СМИ, оплачивал преимущественно тесть молодого Пентуса Маргус Рейнсалу. Также пару сезонов официальным партнёром Пентуса был концерн BLRT Grupp. В самом сотрудничестве нет, безусловно, ничего плохого: если у концерна есть деньги, то почему бы и нет? Но сомнительность ситуации состоит в том, что предприятия концерна (например, BLRT Refonda и BLRT Refonda Baltic) регулярно получают разрешения на сбор и переработку отходов, которые выдаются Департаментом окружающей среды. Конечно, министр лично эти разрешения не выдаёт, но выглядит всё это нехорошо, на наш субъективный взгляд. 
    Но чем всё же показательно дело Autorollo? Хрестоматийностью. С приходом в наши широты капитализма очень востребованными стали консалтинговые услуги юристов и аудиторов, которые условно можно поименовать как «оптимизация долговой нагрузки». Обычно услуги юристов позволяют «оптимизировать» задолженности перед банками, партнёрами по бизнесу, поставщиками, налоговым департаментом и другими кредиторами, в т. ч. путём протаскивания компании-клиента через процедуру банкротства, предварительного вывода из неё ценных активов, защиты активов от взыскания с применением подставных руководителей и т.д. Хороший юрист разработает схему. Адвокат Пентусов-Розиманнусов Сийм Рооде имел репутацию сильного юриста, но всё же он чего-то не учёл, если в итоге дело дошло до такого скандала. 
    Процесс Autorollo – пример применения таких схем для сброса обязательств. Фирму обанкротили, имущество вывели, в деле фигурирует построенный на деньги должника дом министра и IP-адрес Рийгикогу, с которого делались платежи, но министр (сюрприз!) не в курсе, супруг министра не в курсе… Стандартная «тефлоновая» тактика – и я не я, и кобыла не моя. Суд причастность министра не доказал, значит всё в порядке. Нет, ребята, не в порядке. То, что схема консультантов оказалась достаточно грамотной, чтобы Пентус самой не пришлось возмещать сотни тысяч евро и чтобы вся ответственность легла на родственников, ещё не значит, что повода для беспокойства нет и не отменяет крайней вонючести ситуации. Приличный министр не станет держаться за кресло, а приличный премьер не станет его покрывать. Но если министр не понимает сама, кто-то должен подсказать: Кейт, дорогая, «давай, до свидания»!
    Подробнее читайте в "Деловых Ведомостях".
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.