Между дачниками и волостью разгорелась война

Решение волости Йыэляхтме продать землю с молотка может вынудить более тысячи людей пустить свои дачи под слом, а некоторых оставит без крыши над головой. Дачники собираются отстаивать свои права и подать на волость в суд.

Волость Йыэляхтме хочет сменить назначение земель, на которых уже 25 лет располагаются садовые участки, на коммерческое, и продать её с молотка. Арендаторы не согласны и собираются идти в суд.  Фото: Лийз Трейманн

Территория 22 садоводчес­ких объединений, расположенных на границе Маарду и Йыэляхтме и известных в народе как «Пильпакюла» или «Шанхай», были выделены во временное пользование работникам учреждений и предприятий Таллинна в 1984 году.

С тех пор землю обустроили, организовали там садоводческие хозяйства, а некоторые построили дома, в которых живут круглый год.

19.02.2009 года правительство Эстонии передало земли во владение Йыэляхтме, а через год дачники заключили с волостью официальный договор аренды на пять лет, который позднее ежегодно автоматически продлевался. Прекратить действие договора могла любая сторона, уведомив другую сторону за два месяца.

Дачники неоднократно обращались с просьбой продать им землю, однако одним из условий волости было – продажа не участками, а всей территории, то есть 123,2 га, сразу. Люди сумели договориться между собой и летом 2018 года предложили волости продать им землю за 3,4 миллиона евро, что в десять раз превышало её оценочную стоимость.

Однако спустя несколько месяцев, 13 декабря 2018 года, волостной совет принял решение приостановить договоры аренды с садоводческими объединениями с 1 апреля 2020 года и продать землю с молотка. Это решение лишает дачников права первой покупки, которое было зафиксировано договором 2009 года, но не исключает их участия в аукционе.

Планируемое назначение земли. Пятый вариант планировки земли предусматривает деление территории на три типа назначения земли: под жилищную застройку, территорию под сады и как коммерческую и производственную землю. На карте красным цветом выделена территория коммерческого назначения, где и располагаются огороды Пильпакюла.  

Подозрительное совпадение

Есть ряд аспектов, которые настораживают дачников. Один из них связан с изменением назначения земли.

В 2012 году волостной совет Йыэ­ляхтме инициировал составление общей планировки целевого назначения земли. До последнего момента рассматривалось 4 варианта, где сохранение нынешних дачных участков было предусмотрено. Однако недавно появился пятый вариант, по которому именно тот учас­ток, где располагаются дачи, предлагается выделить под коммерчес­кую землю.

Дачники, разумеется, видят в этом злой умысел и спекулируют на тему потенциального покупателя этих земель. Старейшина волости Андрус Умбоя отрицает, что какое-либо производство, бизнесмен или политик обращался с предложением о покупке этих территорий. Даже в случае одобрения данного плана перепланировки региональным министром, дачники, выиграв аукцион, смогут в теории продолжить выращивать там овощи и фрукты, заметил он.

Правда, садоводам придётся начинать всё с чистого листа, ведь после расторжения договора они ­должны будут передать землю волости «в благоустроенном виде», т.е. без строений и огородов. Получается, что даже если они выиграют аукцион, им придётся отстраиваться заново.

Сначала снести, потом выкупить?

В договоре аренды от 2010 года сказано, что после прерывания договора арендатор должен освободить землю и передать её уезду в «благоустроенном виде» (heakorrastatult). То есть, получается, что сначала дачники должны очистить территорию, после чего, в случае победы в аукционе, они смогут туда вернуться и восстановить всё, что они ранее вынуждены были разрушить по договору.

Старейшина волости это подтвердил и выразил надежду, что пункт договора в части «благоустроенный вид» дачниками будет соблюдён.

Как говорят дачники, если их дачи пойдут под слом, то число сердечных приступов в Маарду вырастет в десятки раз. На фото: дачный участок и дом, где семья из двух человек живёт круглый год.   Фото: Лийз Трейманн

Версии адвоката дачников

Адвокат Евгений Твердохлебов, который защищает интересы 18 садоводческих кооперативов и планирует идти в суд, приходит к двум версиям: 1) возможно волость готовит землю для конкретного покупателя 2) либо волость просто желает избавить свою территорию от «Шанхая» и его обитателей.

Версия 1: потенциальные покупатели

В числе возможных покупателей дачники называют предприятие по добыче щебня Paekivitoodete Tehase OÜ. Однако руководитель предприятия Владимир Либман сообщил, что, несмотря на возможные интересы к некоторым участкам земли в волости Йыэляхтме, Пильпакюла в них не входит. При этом от отметил, что определённые структуры их буквально толкали на территории дачных участков проводить там геологические исследования. Вопрос, была ли это волость Йыэляхтме, он не прокомментировал. По его словам, изучив старые документы, они поняли, что эти земли интереса для предприятия не представляют. Дачники, однако, скептически относятся к словам Либмана, говоря, что «это он сейчас так говорит».

Высказывается и предположение, что покупка земли может иметь отношение к академику Анто Раукасу, который является членом правления Maardu Graniidikaevandus OÜ. Ещё в 2009 году в статье издания Eesti Ekspress он описал идею Большого Маарду, в которой, помимо Via Baltika и тоннеля до Хельсинки, он упоминает и шахту по добыче гранита в районе Маарду.

Академик Раукас, однако, отмечает, что несмотря на то, что он до сих пор считает эту идею жизнеспособной, предприятие не планирует покупать земли в Йыэляхтме и находится в «режиме ожидания». На это указывают и отчёты предприятия: например, в 2016 прибыль Maardu Graniidikaevandus OÜ составила 804 евро, годом ранее убыток составил 1802 евро.

Версия 2: нет людей – нет проблем

«Шанхай» нравится не всем. В декабрьс­ком номере волостной газеты «Jõelähtme keskkond» в статье «Крик души жителей деревни Юльгасе» рассказывается о том, что на приватизированных участках земли, которые располагаются рядом с Пильпакюла, собственники планируют организовать садоводческие хозяйства и сдавать их в аренду. В газете говорится, что жители близлежащей деревни Юльгасе в страхе, что на этих участках возникнет тот же «Шанхай», что из себя представляет сейчас и Пильпакюла. «Речь об ужасной картине, где из подручных материалов сколочены будки, сараи, домики. Всё это окружено большими и маленькими свалками, а карьер до сих пор завален хламом».

Дачники и сами признаются, что количество заброшенных домов у них выросло, и там частенько селятся бомжи. Но они говорят, что эта разруха вызвана тем, что у них нет уверенности в завтрашнем дне, так как земля им не принадлежит и им не дают её выкупить, поэтому люди и оставляют свои участки.

Евгений Твердохлебов, адвокат

Напрашивается версия, что землю могут готовить, чтобы её купил кто-то по не очень высокой цене и без риска, что огородники её перекупят.

Комментарий адвоката: решение волости вызывает множество вопросов

Установленное договором аренды право преимущественной покупки позволило бы волости получить большую цену, так как сторонний покупатель, зная, что у товариществ есть право преимущественной покупки, хотел бы предложить настолько высокую цену, чтобы товарищества не стали пользоваться своим правом. Напрашивается версия, что землю могут готовить, чтобы её купил кто-то по не очень высокой цене и без риска, что огородники её перекупят. Иначе непонятно, для чего волость меняет назначение земли и создаёт ситуацию, когда эти дачники должны сначала ликвидировать свои огороды, а потом, после покупки, создать огороды вновь и инициировать новый длительный процесс по смене назначения земли с коммерческой на сельскохозяйственную.

Евгений Твердохлебов, адвокат

Единственное жильё 65-летней Ольги - домик в Пильпакюла. Она не представляет, куда ей податься в случае, если она будет вынуждена оставить свой дом.  Фото: Лийз Трейманн

Без вины виноватые

Тем не менее, есть среди дачников и те, кто наоборот покупает землю в Пильпакюла.

Например, два года назад Майя со своей семьёй заплатила за полузаброшенный участок 2 тысячи евро. Они с мужем привели его в порядок и всё прошлое лето провели на даче, куда их приезжали навестить дети и внуки. На вопрос, знали ли они о том, что домик построен на арендной земле и на постройку нет разрешения, из-за чего у них могут возникнуть проблемы, Майя отвечает, что знали, но надеялись, что договор об аренде с волостью и дальше будет продлеваться и проблем удастся избежать, как это происходило последние десять лет.

Дачники не скрывают, что их вина в том, что они верили и ждали, что появится возможность выкупить эти земли. Умбоя, однако, говорит, что волость никогда никаких обещаний не давала, и что это «миф, который упорно не хочет исчезать».

Более того, по словам старейшины, у волости не было плана отчуждать землю, однако дачники своим предложением её выкупить и запустили весь этот процесс. На вопрос, если дачники отзовут своё предложение о покупке, можно ли ожидать приостановки процесса отчуждения и аукциона, Умбоя ответил, что волостной совет непременно это рассмотрит, но прог­нозировать финальное решение он не берётся.

Он отмечает, что волость планировала обменяться землями с Маарду и передать территории дачных участков под управление города. Однако горуправа Маарду считает предложенный обмен неравнозначным, так как волость хочет взамен получить земли, на которых в частности находятся и производственные мощности.

У Маарду двойной интерес к этой земле. Во-первых, дачники в Пильпакюла в большинстве - жители города. Во-вторых, город Маарду против новой планировки, так как в случае изменения назначения земли на коммерческую город может в результате оказаться практически зажатым в кольце промышленных зон.

Сейчас судьба дач и их обитателей зависит от ряда решений. Например, сумеют ли договориться волость и город об обмене землями, поставит ли региональный министр свою подпись под новой планировкой целевого назначения земли или согласится ли волость сохранить право первой покупки за дачниками.

Но от самих дачников мало что теперь зависит, однако именно они и являются стороной, которая в этой истории может потерять больше всего, а некоторые - всё.

Почему землю решили продать именно сейчас?

В Законе о земельной реформе (Maareformiseadusega (§ 25 lg 4)) говорится: «В случае отчуждения земли, которая была отдана в муниципальное владение [...], в течение десяти лет с момента передачи земли у самоуправления возникает обязательство выплатить государству возмещение [...]». Размер возмещения равен 65% от полученной в ходе отчуждения земли суммы. В этом году как раз десять лет с момента передачи земли Йыэляхтме, а значит в следующем году волость получит право не выплачивать государству 65% от суммы сделки.

Старейшина волости Андрус Умбоя на это ответил, что решение об отчуждении земли не было напрямую связано с данным параграфом Закона о земельной реформе.

Самое читаемое