Luminor попросил старого клиента на выход

Не только э-резиденты, но также и предприятия, работающие в Эстонии долгое время, могут пострадать из-за ужесточения банковского принципа «знай своего клиента».

Случай в банке Luminor показывает, что в Эстонии банковский счёт может потерять и обычное действующее предприя­тие.   Фото: Андрас Кралла

Sportradar – международный концерн, которые собирает данные спортивных мероприятий и перепродает их компаниям из сферы игорного бизнеса.

Отдел развития Sportradar работает в Эстонии уже 10 лет, в нём заняты около 200 человек, и, тем не менее, из-за ужесточения требований их отношения с банком Luminor зашли в тупик.

«В течение довольно долгого времени мы предоставляли в банк всевозможные копии паспортов и прочие документы на тему конечных бенефициаров, но, в результате, в ответ пришло письмо, что счёт будет закрыт в конце мая», - рассказал руководитель Sportradar в Эстонии Йоэль Ярвела. «В качестве объяснения они сослались на то, что структура владельцев и конечные бенефициары недостаточно ясны», - добавил он.

По оценке Ярвела, Luminor не смог или не захотел понять, что у международных компаний более сложная структура, чем у фирмы, в который единственным работником и является сам владелец. «В данном конкретном случае, у нас (у материнской компании – ред.) имеется два инвестора-главных акцио­нера, один из которых - крупнейший канадский пенсионный фонд, а второй - инвестиционный фонд из Калифорнии. От этих фондов практически невозможно получить информацию о конечных бенефициарах (т.к. у них миллионы собственников), но у Luminor не нашлось достаточной компетенции для того, чтобы это понять», - сказал Ярвела. По его словам, значительная доля бизнеса принадлежит также исполнительному директору, а меньшие доли – другим ведущим руководителям фирмы.

«Это очень странная ситуация. Самое печальное, что мы-то с этим справимся, но если это система, то иностранные фирмы просто будут уходить из Эстонии», - добавил он.

Sportradar OÜ

● Собирает и анализирует спортивную статистику.

● Компания основана в 2005 году.

● Оборот в 2017 году – 5,3 млн евро.

● Коммерческая прибыль в 2017 году – 0,45 млн. евро.

● Число работников в IV квартале 2018 года - 210.

● Входит в международный концерн Sportradar AG, имеющий представительства в 30 странах мира, где работают в общей сложности 1900 человек. Прошлым летом долю в концерне купил канадский фонд Canada Pension Plan Investment Board (CPPIB) и фонд из Кремниевой долины TCV. Стоимость предприятия оценивается в 2,1 млрд. евро. Оборот концерна в 2017 году составлял 335 и коммерческая прибыль – 145 млн. долларов.

Luminor, ссылаясь на банковскую тайну, отказался комментировать этот случай. «Как кредитное учреждение, мы обязаны, обслуживая клиента, оценивать различные риски, в том числе принимая во внимание область его деятельности, используемые услуги и гео­графические связи. Соответствующие принципы описываются, в том числе, и директивами в сфере факторов риска Организации Европейского Банковского надзора. На их базе кредитные учреждения составляют более подробные внут­ренние правила, на основе которых мы имеем возможность принять решение об инициировании и продолжении отношений с клиентами», - сказала руководитель отдела корпоративной коммуникации банка Хедвиг Мейдра. На вопрос, означают ли фонды-собственники для банка дополнительный риск, Luminor не ответил.

Данные застряли в банке

Дело, по словам Ярвела, дошло до совершенного абсурда, когда Sportradar принял решение банка к сведению, начал заниматься поисками нового банка и попросил дигитально заверить выписку банковского счета.

«Банк ответил, что поскольку у него не имеется данных о клиенте, то есть о нас, то он не может ее предоставить», - рассказал Ярвела. «Совершенно замкнутый круг – мы предоставили запрошенные данные, банк нам отказал, но при этом и не даёт уйти. Как я могу перейти в другой банк, если они не предоставляют данных? Это уже просто недобросовестная практика», - сказал он.

Мейдра прокомментировала произошедшее, подтвердив, что Luminor следует принципу «знай своего клиента», а это означает, что сотрудники банка должны понимать операции клиента. «Для того, чтобы у банка имелась возможность узнать клиента, все частные и юридические лица должны заполнять соответствующие вопросники о своей экономической деятельности и необходимых банковских услугах и обновлять свои данные. В случае, если клиент не обновил свои данные, то мы просим это сделать до совершения следующей банковской операции, в том числе и в случае запроса о предоставлении обыкновенной дигитально заверенной выписки банковского счёта», - сказала она.

ОДИН ВОПРОС

Владельцы фондов могут повлечь за собой проблемы с банками в Эстонии?

Отвечает Финансовая инспекция:

Если обобщить, то бенефициар - это физическое лицо, которое владеет акционерным обществом или контролирует его, и/или в адрес которого осуществляется денежный платёж. В описанных вами ситуациях нельзя однозначно определить бенефициара - для этого необходима специфичная информация, которой обычно владеют кредитные учреждения.

В таких случаях обычно так много владельцев паёв, что невозможно однозначно определить, кто владеет компанией и конт­ролирует её, или в чью пользу совершаются сделки. Более того, эти владельцы паёв вряд ли контролируют дочернюю компанию или вовсе могут не знать о существовании таковой (т.е. точный состав пенсионного фонда им недоступен в любое время). Обычно в таких случаях фактическим бенефициаром является член высшего руководящего органа.

Отвечая на ваш воп­рос - только лишь из-за этой причины деловые отношения не прерывают. Тем не менее, отношения между клиентом и банком являются обязательственно-правовыми, и банк имеет право в большинстве случаев решать, каких клиентов обслуживать. При этом кредитная организация, безусловно, будет учитывать подверженность риску и то, сможет ли она соблюдать все установленные законом меры осмотрительности.

Самое читаемое