27 мая 2011
Поделиться:

Немцов: русский медведь вас не съест

О своих впечатлениях об Эстонии рассказал ДВ известный российский политик Борис Немцов.

Недавно он побывал также в Латвии и был поражён тем, что крупнейший инвестор этой страны - маленькая Эстония. Это, как отметил Немцов, «потрясающе и реально круто».

 

Кстати, когда вы были в Латвии, то высказали мнение, что «не использовать возможности российского рынка – это идиотизм».

Я очень доброжелательно отношусь к Эстонии, но то же самое повторю и в её адрес. Вопросы национальной идентичности прибалтийских стран решены. Вы стали членом НАТО, ЕС, ввели у себя евро. Никто на вас напасть уже не может. Политических и геополитических угроз нет. Вам нужно просто прагматично использовать экономические возможности большого рынка для своего же собственного развития. Быть вечно закомплексованными и говорить: «Вот русский медведь нас съест!» - это уже устарело. Страх потери суверенитета, страх потери национальной идентичности должен остаться уже позади. А прагматизму надо учиться у финнов. Вот они хитрые. Даже в «совке» умудрялись зарабатывать в России деньги! В итоге построили потрясающую экономику. Мне кажется, что такое поведение разум­но и для Эстонии.

А чего, на ваш взгляд,  нам нужно бояться сейчас?

Вам нужно решить проблему демографии, потому что это – реальная катастрофа, население сокращается. И ещё вам нужна растущая экономика, которая будет привлекать сюда квалифицированных людей, они будут адаптироваться к местным законам и правилам, потому что им тут будет хорошо жить. Тем самым вы решите проблему миграции и в Европу. Её никак не решить, кроме как экономически.

Но ведь в России после «бронзовой ночи» эстонцев не сильно жалуют. Некоторые работающие там наши предприниматели стараются не афишировать, откуда они приехали. Транзит опять же нам сократили.

Уверен, что они боятся не своих партнёров, а российского государства. Да, такая угроза есть. Но это бизнес-риски. Если ты хочешь заработать большие деньги, то нигде, кроме России, ты этого сделать не сможешь. Не потому, что мы «крутые», а потому что рынок большой, много нефти и денег. Не идти туда, где много денег, даже с рисками, - это подход «белого воротничка» из офиса, который готов жить на 500 евро в месяц, лишь бы его не трогали. Я не говорю, что в России ты обязательно заработаешь много денег. Ты там можешь заработать геморрой, можешь получить по морде, но если ты смелый и рисковый человек, то шансов немало. Что касается транзита,  то и после истории с памятником «Газпром» исправно исполнял свои обязательства. И перевалка нефтепродуктов через эстонские терминалы полностью не прекратилась, потому что они принадлежат Геннадию Тимченко, другу Путина.

Но ведь российский рынок – непредсказуем! Сегодня тебе дадут возможность заработать, а завтра – «прикроют лавочку».

Конечно, госсектор – это катастрофа. Я имею в виду «Газпром», Российские Железные Дороги, Транснефть и т.д. С ними, по-моему, лучше не связываться. А частный сектор такой же, как у вас. Люди «бабки» зарабатывают. Если бы я был гражданином Эстонии, то рассматривал бы в первую очередь именно российский рынок, потому что там не такая сильная конкуренция, как в Европе, и ниже налоги. И, конечно же, оценивал бы риски.

А как их можно снизить?

Прежде всего, нужно выбрать правильного партнёра. Это – ключевой фактор, чтобы сделать правильный бизнес. Это очень сложная задача. Она во всём мире сложная, но в России есть ещё и свои специфические особенности. Этот человек должен быть предпринимателем, иметь хорошие отношения с властями, да ещё и быть порядочным, чтобы не обманул. Но если ты нашёл такого партнёра, то можешь оказаться в шоколаде.

Конечно, вмешательство нашего государства - это проблема. Однако чем больше русские и эстонские бизнесмены будут сотрудничать, тем труднее Путину будет давить. Он же тогда будет против своих выступать. Например, создали в России предприятие по переработке леса, на котором работают 1000 человек. Лес везут к вам на переработку. Путин берёт и запрещает экспорт леса в Эстонию. 1000 человек остались без работы. Они идут к нему и орут: «Открывай границу, мы с Эстонией работаем!» Вообще, Путину следовало бы встретиться с русской общиной Эстонии и сказать: «Идите к нам и работайте. Мешать не буду». Но он человек «чекистского склада ума», поэтому не готов к таким вещам.

Дело только в Путине?

Нет. Между Россией и Эстонией слишком мало связей. Я ехал сюда в совсем небольшом поезде – 6 вагонов. Так и они были пустыми! То же самое можно сказать и про самолёты: если из Риги в Москву вылетают 3-4 самолёта в день, то из Таллинна – 1-2. Это неправильно.

В России есть большая проблема – комплекс старшего брата. Дескать, да кто они такие, эти эстонцы, их там 2,5 человека, у нас в Южном Бутово больше живёт. От комплексов нужно избавляться – и России, и Эстонии.

В последнем фильме Леонида Парфёнова Горбачёву задавали вопросы, и одним из них был: «Кто больше выиграл от распада Советского Союза?» Ответ экс-президента СССР был: «Эстония. В Евросоюз вступили, в НАТО вступили, в еврозону вошли, экономика развивается, серьёзных проблем с Россией нет».

Следующий вопрос, который ему задали: «А вы рассчитывали, что перестройка закончится победой Эстонии?» Я, кстати, предложил президенту Ильвесу, чтобы этот фильм перевели на эстонский язык и показали по эстонскому телевидению.

Вы это предложили президенту Ильвесу, который часто любит повторять словосочетание «советская оккупация».

Вот вы - молодой парень, на вас эти слова действуют? Ну, вот и всё, какие проблемы? Все эти вопросы: пакт Молотова-Риббентропа, суверенитет Эстонии, распад страны, гигантские проблемы, связанные с разрывом отношений с Россией - волнуют только поколение тех людей, которые жили в двух мирах. Новое поколение интересуют другие вещи. У Эстонии есть другие проблемы, реальные.

Например, проблема маленькой экономики. У вас меньше возможностей заработать, выше конкуренция, меньше свободы для манёвров и выше цены, поскольку нет «оптового эффекта», а в «рознице» всегда большие накрутки. Хотя, когда я зашёл в ресторан в Старом городе, я поразился тому, как там было дёшево. 50 евро за ланч и бутылку вина – таких цен в Москве и близко нет.

Цены – это единственное, что вас поразило?

Ещё расстояния. До вашего аэропорта я ехал 15 минут, до гостиницы – 10 минут. Для сравнения: до аэропорта «Шереметьево» я добирался 3 часа. У вас в Таллинне никто никуда не спешит. Класс! Буду пенсионером – приеду к вам жить.

Шучу. Я люблю Россию и в другой стране себя не представляю. Москва – это мировой центр со всеми его гигантскими минусами и большим драйвом. Для нас этот драйв – как наркотик, и, конечно же, переехать в тихий Таллинн мы не можем. Нам будет скучно, нам же нужно, чтобы всё время было состояние войны. Буду жить в России и бороться за то, чтобы она была свободной. Решить эту задачу в России -  в тысячу раз сложнее, чем в Эстонии.

А есть основание полагать, что эта задача выполнима?

 Если Медведев заявит, что будет участвовать в президентских выборах, между ним и Путиным произойдёт лобовая схватка, а конкуренция – это всегда хорошо. Это ещё не демократия, но столкновение двух этих чиновников и открытая борьба – гигантский шаг к ней. Этот вариант – лучший для России и для всего мира. Пойдёт бой между командами: вылезет куча коррупционных историй, будет возбуждено масса уголовных дел. А решать будет народ. Такого не было в России со времён Ельцина.

Хватит ли Медведеву сил, чтобы бороться на равных с Путиным?

Это объясняется президентским постом. Здесь тысячелетняя история, традиции. Даже если ты слаб, то зай­дя в Кремль, ты ощущаешь мощь этой властной машины. К тому же это Конституция. Медведев может уволить Путина без согласования с парламентом. Представьте, Медведев увольняет Путина. Вызывает Эрнста и Добродеева (руководителей Первого канала и ВГТРК - прим. ред.) и говорит им: «Значит так, кто там у нас в «стоп-листе» для показа по телевидению? Впишите туда ещё одну фамилию – Путин». После этого Путина на телевидении нет. Далее приглашается Грызлов, которому Медведев говорит: «Так, с Путиным закончили, с ним сейчас будут проблемы, как с Лужковым. Если хочешь дальше работать – ориентируйся на меня и на тех людей, которых я тебе назову». Далее для острастки вызывается прокурор, который возбуждает уголовное дело по поводу, например, хищений из «Газпрома» или чего-то другого, связанного с Путиным. И всё разлетится вдребезги.

И Путин при таком раскладе ничего не сможет сделать?

У него инструментов не останется. Телеэфир будет для него закрыт. Это как с Лужковым: когда мы издавали доклад про него, нам говорили, что мы сумасшедшие. Потому что у него тогда рейтинг был 75%. Знаете, каков его рейтинг сегодня? 4%.

Однако я не исключаю, что Медведев может разрешить ситуацию в свою пользу, сделав лишь одну вещь из этой цепочки – уволив Путина. Сразу после этого шага ситуация может измениться за секунду. Путин придёт к Медведеву и скажет: «Хорошо, я всё понял. Ты – президент. Давай договариваться об условиях капитуляции. Мне нужны гарантии».

Кстати, Путин имеет негативный опыт участия в выборах. Он был начальником штаба у Собчака, когда тот проиграл выборы Яковлеву. Затем он активно поддерживал Зубкова на выборах в губернаторы Ленобласти, практически руководил кампанией. Снова проиграл. После этого он, видимо, решил завязать с демократией. Ну неудачный опыт, не получается у человека.

Но Путин в России популярен…

Это имеет значение только в демократической стране. Кстати, российский аналог «Деловых Ведомостей» - газета «Коммерсант» - каждый день на третьей странице публикует график телеприсутствия, и посекундно сравнивает, сколько каждый был в телеэфире. Это меня поражает. Сам факт таких публикаций свидетельствует об авторитарности страны. У нас нет новостей на ТВ, у нас важно только то, сколько минут эфира уделяется одному члену тандема и сколько другому. Причём важен и порядок появления в эфире. Это же всё манипуляция. У нас ведь нет конкуренции между каналами.

Я слышал, что RTVi в Москве тоже транслируется.

Чушь. Кабельным сетям запрещено включать в свой пакет этот канал под угрозой лишения лицензии. У нас все телеканалы принадлежат власти. Причём Путину  через бенефициаров принадлежат РЕН-ТВ, Пятый канал и 25% акций Первого канала.

Номинальным держателем является Ковальчук, а фактическим управляющим - Путин. НТВ тоже косвенно принадлежит Путину, поскольку владельцем канала является Газпром-Банк, а он сейчас находится под контролем Ковальчука. А контрольные пакеты Первого канала и ВГТРК принадлежат государству. Таким образом, у нас тотальная цензура на телевидении.

Свободные - радиостанции «Эхо Москвы», «Коммерсант FM», «Финам FM» и, с ограничениями, «Сити-FM». Газеты: «Коммерсант», «Ведомости», «Новая Газета» и «Независимая Газета». А все таблоиды – подцензурны. Гламурные журналы все свободны, поэтому мои интервью, равно как и других оппозиционеров, могут появиться в журналах Playboy или MAXIM, GQ. Интернет свободен, кроме трёх важнейших ресурсов: Mail.ru, Яндекс, Рамб­лер.

Поделиться:
Самое читаемое