9 июня 2019
Поделиться:
Интервью
Только для подписчиков

Глава Nortal: для банков Эстонии мы слишком велики

На прошлой неделе ИТ-гигант Nortal привлек 50 миллионов евро в ходе эмиссии облигаций. За счет этих средств компания хочет прорваться на мировой рынок.

Основатель Nortal Прийт Аламяэ  Фото: Liis Treimann

Основатель Nortal Прийт Аламяэ описывает встречи, предшествовавшие эмиссии: «Было приятно встретиться с совершенно незнакомым норвежцем, выступить перед ним с презентацией и получить решение об инвестировании уже спустя несколько часов».

Ситуацию до эмиссии Аламяэ описывает как «нахождение под стеклянным потолком». Рыночная доля компании в Эстонии была уже чрезвычайно высокой, также была проведена подготовительная работа для выхода на новые рынки. Теперь же для этого шага был собран и достаточный объем средств.

Далее следует интервью с Прийтом Аламяэ.

Эмиссия прошла успешно. Куда вы планируете вложить 50 миллионов евро?

Главной целью работы Nortal в течение последних трех лет было закрепление на рынках США и Германии, где нам в ближайшие десять лет не угрожает никакой стеклянный потолок. Эти два рынка настолько масштабны, что на них мы можем стремительно развиваться в течение ближайшего десятилетия, и все еще оставаться небольшой фирмой, в местном понимании этого выражения. Кроме того, мы планируем развиваться в Финляндии.

Говоря о приобретениях, то мы сделали их в 2016 году в Швеции, а в прошлом году в США. Мы уже вошли на рынок Германии, и теперь могли бы ускорить темпы своего развития там таким же образом, как мы это сделали в США. Когда там мы вышли в прибыль, то ускорили темпы своего развития посредством приобретения предприятия.

Наш офис в Германии находится в Дюссельдорфе, клиенты также расположены в районе Дюссельдорфа на территории федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия. ВВП этой федеральной земли составляет около 700 миллиардов евро. Это означает, что если вы начинаете путь из Бонна в Дортмунд, то, образно говоря, за каждые 10 минут вы оставляете позади себя одну эстонскую экономику. Уровень концентрация бизнеса и экономики невероятен, именно поэтому мы начали свою деятельность в этом регионе, и, как нам сейчас видится, это решение себя оправдывает.

В США мы занимаемся исключительно частным сектором. Большинство наших клиентов ¬- это предприятия технологического сектора. Наш офис находится в Сиэтле, который является вторым мировым центром в области технологий после Кремниевой долины. Там находятся штаб-квартиры Amazon, Microsoft, а также центры разработок Google и многих других крупных предприятий.

А расширение в странах Африки или Ближнего Востока? У вас же имеются представительства в Омане, Объединенных Арабских Эмиратах...?

Там мы продолжаем заниматься тем бизнесом, который у нас уже есть. Если же говорить, к примеру, о покупке предприятий, то я бы ничего не рискнул там приобрести, в отличие от США и Европы.

Почему вы остановили свой выбор именно на облигациях, почему нельзя было воспользоваться банковским кредитом?

Это звучит несколько странно, но для эстонского банковского сектора мы слишком велики. У нас предприятие такого типа, у которого не имеется значительных объемов недвижимости или оборудования. Мы предприятие, основанное исключительно на денежных потоках, а банковская система, и кстати не только эстонская, ориентирована на прочное залоговое имущество, которого у нас нет. Хотя я должен признать, что у банков мы денег и не просили.... Но я думаю, что мы бы и не нашли в Эстонии банка, который согласился бы финансировать нас в таком значительном объеме.

Процент по облигациям составляет 4,75%. Почему он такой низкий?

Это следует спросить у инвесторов, но, по-моему, это означает, что наш брэнд узнают и что ему доверяют. Ведь 75 процентов спроса на облигации пришло из Северных стран, то есть Финляндии-Швеции-Норвегии. Следовательно, там имеется какое-то представление о нашем брэнде. На рынке облигаций процент, при котором инвесторы будут согласны приобрести облигации, находится в прямой корреляции с уровнем доверия предприятию. Чем выше уровень риска предприятия, тем более высокий процент требуют инвесторы.

Кто они - инвесторы, купившие облигации Nortal?

Я не могу говорить о конкретных названиях, эту информацию могут сделать достоянием общественности лишь сами инвесторы, но они являются профессиональными институциональными инвесторами, такими как фонды, пенсионные фонды, пенсионные фонды, нотированные на бирже, инвестиционные фонды, и частично, возможно, некоторые семейные офисы. Порог входа составлял 100 000 евро, номинальная цена облигации составляет 1000 евро.

Могут ли малые инвесторы также инвестировать в Nortal?

Малые инвесторы могут приобрести облигации на вторичном рынке. После наших предыдущих эмиссий также формировался вполне приличный вторичный рынок. Единственное, облигации не выставлены на бирже. Для их приобретения следует обратиться к одному из организаторов эмиссии, которым является Redgate Capital.

Как идут дела у вашего предприятия?

Грех жаловаться! Мы фактически выросли вдвое за последние три года. Если посмотреть на результат 2017 года в сравнении с прогнозом на этот год, то в 2017 году мы достигли оборота в 48 миллионов, а в этом году мы прогнозируем уровень оборота в районе 88 миллионов. Это отличный рост!

Какими проектами вы сейчас занимаетесь?

Проект SKAIS (инфосистема Департамента социального страхования - прим. ред.) в глобальном смысле является одним из самых интересных проектов. Мы полностью используем все возможности эстонской инфраструктуры, которая у нас имеется благодаря идентификации, X-tee и перекрестному использованию данных. Услуги начинают находить людей в тот момент, когда люди нуждаются в этих услугах, а не наоборот. Технология проекта находится на очень высоком уровне. Мы строим системы для эстонского государства таким же образом, каким строят свои системы технологические фирмы США. Это технологии будущего. Хотя история создания SKAIS была бурной, я верю, что она станет одной из эстонских историй успеха, о которой будут говорить еще долгие годы.

Сколько у вас сотрудников, и используете ли вы иностранную рабочую силу?

Всего у нас примерно 830-840 работников, в том числе в Эстонии 340-350, из которых около 200 находятся в Таллине. Помимо эстонцев, есть люди со всего мира, например, один программист приехал жить в Эстонию из Японии благодаря нашему имиджу электронного государства. Просто решил, то теперь он поедет в Эстонию, поскольку тут такое замечательное государство.

Иностранцам обычно здесь очень нравится, вся эта среда, как можно общаться с государством, как оформить все необходимые вещи, привести в порядок все дела, финансы и так далее. Мы, как государство, должны поддерживать подобный имидж.

Каковы самые большие рисками, которых вы опасаетесь?

Если что-то произойдет в ближайшие несколько лет на макроуровне. Мы живем в рамках экономического эксперимента, никогда ранее не опробованного. Никто не имеет понятия, чем он может закончиться. Уровень долга очень высок, а деньги дешевы. Что-то витает в воздухе, но я не имею понятия, откуда может грянуть гром.

Мы каждый день наблюдаем за собственным портфелем, просматриваем договора и стараемся быть готовыми к тому, что что-то может произойти. Чтобы находиться в как можно более хорошем положении.

Больше информации о руководстве, финансовых показателях и бизнес-связях компаний
Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое