• Сеть барбершопов в Нарве: сначала идея казалась безумной

    Татьяна Медведева в своем барбершопе в нарвском Kerese Keskus, в котором не только обслуживают клиентов, но и учат новых барберов.Фото: Николай Андреев

    Пять лет назад открылся первый в Нарве барбершоп. Сейчас RealMedvedev – это сеть из трех заведений, одно из которых работает и как учебный класс для новых мастеров. А само понятие барбершопа перестало быть здесь экзотикой.

    Основатели компании – супруги Медведевы. Пять лет назад у Татьяны уже был опыт работы в барбершопах Таллинна, а ее супруг Дмитрий работал на заводе, стригся без изысков и не носил бороды. Ради успеха фирмы он не только сменил стиль, но и переучился на барбера.
    Татьяна Медведева в интервью ДВ рассказала, с чего начинался семейный бизнес, и как новая услуга приживалась в Нарве.
    Вы действительно открыли первый барбершоп в Нарве?
    Да, мы были первыми в Нарве и, видимо, во всем Ида-Вирумаа. На тот момент у меня был опыт работы в барбершопах, я переехала из Таллинна в Нарву и поняла, что мне просто негде работать! Когда я переехала, я работала в салоне в Astri, потом нарабатывала клиентов у Яны Леонтович в Prisma.
    Почему вы переехали в Нарву?
    Я вышла замуж за нарвитянина, к нему и переехала, сначала ходила по навигатору от Astri до Fama, я здесь вообще никого не знала. Наверное, я даже впервые оказалась в Нарве, когда познакомилась с мужем.
    А муж как-то связан с парикмахерским делом?
    Пришлось. У мужа было хобби – он снимал видео. А я тогда выиграла парикмахерский конкурс Kuldne Pääsuke – первое место по мужским стрижкам. Это было время больших амбиций, много было вложено в работу. И наши видео тоже сыграли – мы тогда снимали вместе с командой Narva Trans на футбольном поле, на мотоциклах, максимально креативно. Пока мастера – мои коллеги – выставляли фотографии, мы вместе с мужем зашли с помощью видео.
    Я смотрел несколько ваших видео – это не совсем реклама, вы как бы показываете такой крутой стиль жизни: мотоциклы, путешествия…
    Мы сделали бренд из фамилии Медведевых – и для меня это была реклама, и для него. Тогда было время, когда нужно было начинать что-то свое. И я сразу «перегнула палку», я сказала мужу, что хочу открывать барбершоп в Astri (крупнейший торговый центр в Нарве – прим. ред.). Он сказал: «Ты что, с ума сошла? Я думал, ты хочешь где-нибудь в подвальчике, начать хотя бы с этого». На тот момент у нас недавно родилась дочка, но сил у меня было много. Я пошла сама в торговый центр, никого не зная, просто постучалась в дверь. Там удивились, спрашивали, что такое барбершоп? Там что-то продается? Это про Барби? Это было настолько новая вещь для Нарвы! К тому же в Astri уже был салон красоты. Но через месяц мне позвонили и сказали, что освобождается помещение.
    Странно, что я тогда не испугалась. Но это, видимо, было из-за того, что я не знала, какая работа нам предстоит. Было просто детское «хочу».
    То есть бизнес-плана не было?
    Был. И я ходила в горуправу, получила пособие – с первого раза. До этого я часто участвовала в проектах Erasmus, в написании планов у меня опыт был. Здесь в Нарве я ходила на предпринимательские курсы, там познакомилась с девушкой, которая написала мне бизнес-план для города, а потом я его дорабатывала. Было сложно: мы уже открылись, а финансирование еще не дали. Но было так жалко проделанной работы и потраченного времени, что мы решили довести все до конца. Не было сайта. Не было персонала.
    Я отправила мужа учиться в Питер – он тогда работал на заводе. Я говорю: надо, барбершоп – это вообще мужское дело, давай попробуем! Ему было сложно, он нарвский, он здесь вырос, его многие знают… Я в этом плане очень легкая на подъем. Уговорила его взять отпуск и уехать на месяц в Питер.
    И вот 1 марта у нас открытие: стою я, муж, который еще не стриг… И к нам пришло так много народу на открытие! Люди стояли даже в коридоре. И эти люди до сих пор с нами – это очень здорово! Сразу была мощная поддержка. Но 2 марта я выхожу на работу и не знаю, что мне делать – нет записной книжки, какой-то системы, все нужно разрабатывать. Но клиентов было очень много!
    По условиям Astri мы должны были работать с 10 до 20 часов каждый день, и в выходные, и в праздники. Приходилось мне отрабатывать за всех. Потом уже начали подтягиваться люди – знакомые, которые помогали как администраторы, кто-то пришел стричь с минимальным опытом, муж уже активно работал.
    Потом меня пригласили в Кассу по безработице и предложили вести курсы парикмахеров. Я отучилась на андрагога – преподавателя взрослых – и начала брать учеников. Они занимаются в нашем барбершопе в Kerese Keskus.
    До этого вы никогда не преподавали?
    Никогда, не было такого опыта. Но пришлось быть и уборщицей, и преподавателем. Но это очень здорово, когда ты сам проходишь с низов, сам понимаешь, как все это работает. Сейчас у меня тоже есть ученики, уже не от Кассы по безработице, а собственные.
    Когда Дмитрий поехал учиться на барбера, он сам носил бороду?
    Нет, пришлось поменять имидж. Мы стали тонировать бороду, экспериментировать со стрижками, чтобы показать клиентам, что вообще можно делать. Дима задавал стиль. Раньше он брился и коротко стригся. А сейчас он носит стрижку, осветляет волосы, тонирует бороду.
    Вы расширялись, у вас теперь три заведения?
    Да, три. Было еще в Noorus в Нарва-Йыэсуу, но там пришлось закрыться. Но я к этому отношусь легко и просто. Там поменялись условия, парковка для клиентов стала платной. А начнем с того, что клиентам туда нужно было не идти, а ехать. Когда границу закрыли, туризм упал очень сильно. А у нас как раз появилась возможность открыться в Нарве. И мы просто перенесли все из Noorus в Fama.
    Сколько сотрудников у вас сейчас?
    12 барберов, плюс ученицы, три администратора. Кто-то уезжает от нас, кто-то хочет к нам, происходит замена мастеров – и это нормально. Есть девушка, которая занимается и женскими стрижками тоже.
    Вы покрыли спрос или есть еще возможность расширяться?
    В Ида-Вирумаа – нет. Мы думали о Йыхви, но мы всегда сами должны находиться на месте, чтобы все работало. Мы пробовали так, что я уезжала в Таллинн, чтобы наработать там клиентуру. Но поняли, что нужно находиться на месте, и, конечно, если ты в Таллинне, ты начинаешь думать, что для тебя важнее – семья или бизнес? Поэтому мне пришлось вернуться обратно, и мы решили, что пока все работает, мы будем здесь. Тем более, что сейчас так колбасит со всех сторон, нужно очень много внимания, мы должны быть здесь.
    Если расширяться, то немного в другую сторону – я бы развивала преподавание или выпустила свою линию косметики.
    Кстати, по поводу нынешней экономической ситуации: клиенты стали экономить или волосы растут в любой ситуации?
    К счастью, волосы растут, и люди приходят стричься. Возможно, кто-то ходит реже. Мы только осенью открылись в Fama, а клиенты стригутся в разных заведениях, поэтому сейчас трудно сказать по общему количеству клиентов, есть приток или отток.
    А кто ваши клиенты – модники или рабочие заводов?
    На заводах тоже хорошо зарабатывают! Я бы сказала, что это люди от среднего дохода и выше. Средний клиент, наверное, от 30 лет. Пенсионеры к нам не ходят. И люди, которые живут на минимальную зарплату, я думаю, тоже к нам не ходят. И мы сами нацелены на тех, кто зарабатывает деньги. Потому что мы находимся в Astri, и с нас тоже спрос большой, и расходы большие. Если будет какой-то край с финансовой точки зрения у клиентов – я переживаю за это – мы будем подстраиваться, менять локацию, что-то придумывать. Но от самой атмосферы барбершопа мы не уйдем.
    Вы говорили, что барбер – это мужская профессия, а среди ваших барберов, в основном, женщины?
    50 на 50. Первые мои барберы – все были парни. Знаете, для Нарвы это было сложно. Я даже помню моменты, когда люди проходили мимо и показывали пальцем – смотрите, парни стригут! Я была, например, на практике в барбершопе в Германии, там работали одни мужчины. Барберинг – это мужская территория. История говорит, что женщинам вообще заходить в барбершоп было нельзя, даже чтобы сына привести. Но многие выступали за равноправие, и постепенно женщинам тоже разрешили брать в руки опасное лезвие – стала меняться политика у барбершопов. Когда я ездила на повышение квалификации в Питер, там тоже работали одни мужчины, и для них было странно, что девушка приехала учиться барберингу. Мы сейчас спрашиваем у клиентов, хотят ли они к конкретному барберу, а если нет, то хотят ли к девушке или к мужчине.
    Вы живете в Нарве пять лет. Вы на улице замечаете, как изменились прически и бороды за это время? Расширяется ли… культура барбершопа?
    Уже, наверное, не замечаю. Вижу только наших клиентов и не наших. Мы отслеживаем только цикличность моды, когда все подростки идут просто одинаковые – с одинаковыми стрижками. Вот сейчас был очень громкий сериал, и все стали сбривать свои локоны и стричься коротко под машинку.
    Какой сериал?
    «Слово пацана». Но это больше про подростков. Мужчины привыкают к одному и говорят: стригите меня вот только так, пожалуйста. Когда начинаешь заниматься этим, конечно, замечаешь все, но я сейчас больше сосредоточена на том, чтобы все работало в фирме.
    Но вообще здорово, что прийти в барбершоп – это круто, особенно для подростков. Я думаю, все к нам привыкли, и это стало нормально.
    А что барбершоп значит теперь для вас с мужем?
    Для нас это жизнь, это опыт, это интересно, даже если сложно. Наш фокус на том, чтобы люди были счастливее. Я не переживаю, что к нам однажды вообще не придут клиенты. Мы их не только стрижем, мы еще и в другом с ними.
    Был коронавирус, и после него, мне кажется, что бы ни произошло, мы сможем все построить заново. Опыт никуда не денется. И без выхода из зоны комфорта ничего не будет – я это всем говорю. Если страшно – иди туда и делай. Если делаешь по совести и от доброй души, то ничего плохого с тобой не случится.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Infortar доминирует на Балтийской бирже: стоимость акций выросла на 10% за неделю
Акции Infortar продолжают быстро расти: по состоянию на полдень пятницы они выросли более чем на 10 процентов за неделю.
Акции Infortar продолжают быстро расти: по состоянию на полдень пятницы они выросли более чем на 10 процентов за неделю.
Экономист: отели и рестораны еще не оправились от спада
Разговоры о том, как дорого стало обедать на работе или ужинать в ресторане, наверняка не редкость при встрече с друзьями в офисном кафе или на отдыхе. Однако реальная картина показывает, что уровень цен в ресторанах, а также, например, в отелях вырос меньше, чем домашние расходы, пишет главный экономист Luminor Ленно Уускюла.
Разговоры о том, как дорого стало обедать на работе или ужинать в ресторане, наверняка не редкость при встрече с друзьями в офисном кафе или на отдыхе. Однако реальная картина показывает, что уровень цен в ресторанах, а также, например, в отелях вырос меньше, чем домашние расходы, пишет главный экономист Luminor Ленно Уускюла.
Михаил Крутихин: администрация Байдена не хочет ограничивать экспорт российской нефти
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.