• Поделиться:

    Инвестор Тоомас: как избавиться от страха инвестировать?

    Инвестор ТоомасФото: Anti Veermaa

    Я сам начал инвестировать довольно поздно, в 35 лет. Знаем ведь, что надо начинать как можно раньше, но страх не дает сделать смелый шаг.

    Страх не отпускает меня и по сей день. Это отражается и на моих инвестиционных решениях: я сомневаюсь, оттягиваю момент и упускаю покупку хороших акций. Но я этого не стесняюсь, так как инвестировать без эмоций могут лишь машины. Но у меня есть одна подсказка, которая помогает преодолевать страхи и все-таки инвестировать. Если бы ее не было, то я до сих пор был бы в раздумьях, доходность была бы нулевой, а мысли о приближающейся пенсии вызвали бы недобрые предчувствия.
    Преодоление страха потерять все деньги можно отнести к одной из самых сложных задач для начинающего инвестора. Для заядлых игроков это не проблема, но для добросовестного человека, который регулярно откладывает и копит деньги, этот страх может вовсе отпугнуть от мыслей об инвестировании. Это тот случай, когда сто евро на банковском счету кажутся куда более надежным вложением, чем в акции Microsoft. Кто знает, что с этой акцией будет завтра... Мне больше всего помогают следующие контрольные вопросы:
    Что я хочу получить через 10 лет? Если ответом будет, что я хочу получить эти вложенные 100 евро обратно, пусть из-за инфляции ценность суммы снизится, то лично я этого точно не хочу! У 100 евро на банковском счету нет ни единого шанса выжить. К этой сумме не прибавляется чудесным образом ни цента, так что нет смысла мечтать, что эти 100 евро вдруг магическим образом приумножатся. На банковском счету деньги заведомо приговорены к смерти. Поэтому мысль о том, что ты теряешь деньги, не только инвестируя неправильно, но и не инвестируя вовсе, может стать помощником в процессе принятия решения. Но в отношении инвестирования все-таки остается надежда, что из этих 100 евро удастся выжать что-то большее.
    Домашняя работа проделана?
     
    Если со страхом потерять все деньги справиться удалось, то возникает сразу другое препятствие: страх покупки акций, так как нет уверенности, что это правильный выбор. В данном случае есть только один выход: учиться и делать домашнюю работу. Я никогда не принимал необдуманного решения: помимо финансовых показателей, я всегда хочу знать, кто стоит за предприятием, кто его конкуренты, каковы его сильные и слабые стороны и каков самый негативный и позитивный сценарии развития этого предприятия. Признаюсь, что я часто оказываюсь в ловушке детального анализа – начинаю гоняться за мельчайшими подробностями и в итоге не могу принять решения. Так что иногда просто приходится стукнуть по столу кулаком, закрыть финансовый отчет компании, определить основные плюсы и минусы и хладнокровно принять финальное решение. Решение остается не принятым в случае, если я чувствую, что ряд важных и определяющих факторов я не в состоянии оценить. Но в этом нет ничего зазорного – акций на рынках от этого меньше не станет.
    Предсказать будущее не в состоянии никто. В теории любая акция может вырасти в разы. Если бы мне кто-нибудь в начале 2017 года сказал, что акция Harju Elekter вырастет на 100 процентов, то мне бы это показалось крайне маловероятным. Откуда возникнет такой рост? С чего вдруг? Но ряд обстоятельств сложился таким образом, что Harju Elekter сделал это.
    Ну а если я приму неверное решение? Тогда придется сказать себе, что я сделал все от меня зависящее, но я не Бог, чтобы предсказать план развития Apple или управлять эмоциями Илона Маска здесь в Эстонии. В плане инвестирования я всегда вспоминаю одну добрую поговорку - Бог помогает идущему.
    Что важно учесть: 
    · Предприятие действует в развивающемся секторе?
    · В последние годы предприятие демонстрирует рост?
    · Как дела обстоят с оборотом и доходностью предприятия?
    · Каковы относительные показатели предприятия?
     
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.