Компания Seedco Ukraine была основана двумя партнерами - эстонской и украинской фирмой, строительство завода обошлось в 2,6 млн евро. На фото - директор предприятия Игорь Денисюк.Фото: Liis Treimann

Эстонско-украинская компания: война войной, а расходы уже выросли

Поделиться:

Нагнетание обстановки вокруг Украины до сих пор не мешало эстонско-украинской аграрной компании Seedco Ukraine вести свою деятельность. Хотя директор фирмы признает, что времена "нервные и тревожные", компания пока считает для себя приоритетными совсем другие темы и проблемы.

Компания Seedco Ukraine была основана в 2014 году двумя партнерами. Один из них - эстонская семейная фирма Letofin, которая существует с 1994 года и в свое время занималась продажей топлива, но позднее переключилась на зерновые культуры. Второй – украинское сельхозпредприятие «Інтер», которому принадлежит 40 000 гектаров земли в стране и зерновой элеватор. На территории этого элеватора, в небольшом городе Ичня недалеко от Киева и располагается завод Seedco.
Фото: Liis Treimann
Поначалу предприятие занималось обработкой и упаковкой льна, чечевицы, семян подсолнуха и вики (бобовая культура – ред.). Но конъюнктура рынка изменилась: cегодня все линии предприятия заняты очисткой, калибровкой и упаковкой семян подсолнечника, рассказывает директор Seedco Ukraine Игорь Денисюк.
Идея, которую могли придумать только эстонцы
Основной продукт Seedco – корм для диких и садовых птиц. Производить в Украине столь нишевой продукт могли придумать только эстонцы, говорит директор фирмы. «В Украине эта идея вряд ли могла родиться, потому что тут нет никакого регулирования - чем и как кормить птиц. Здесь их кормят чем угодно и как попало. У нас они все без разбора клюют», - констатирует он. В Европе же более избирательны если не птицы, то законодатели: есть регуляции относительно того, что можно продавать в качестве птичьего корма. Свою продукцию Seedco Ukraine поставляет сегодня в 23 страны мира, среди них европейские страны, Япония, Турция, Египет, Иран.

Эстонцы и Украинцы владеют бизнесом поровну

По словам Денисюка, предприятие принадлежит обоим партнерам 50/50. Функции между ними чётко распределены.

Эстонская сторона - это фронт-офис, который занимается маркетингом, поиском клиентов, определяет, какого качества должна быть продукция. Letofin продает товар оптом. Клиентами могут быть кто угодно - заводы, которые потом перерабатывают эту продукцию, крупные торговые сети, сельхозпредприятия.

«Понимание кому, какого качества, сколько и когда ты можешь продать - это и есть самое главное. Если ты этого не понимаешь, то у тебя нет бизнеса», - описывает функции и роль эстонского партнера Денисюк.

За производственную часть отвечает украинский партнер «Інтер», который в том числе выращивает семена для Seedco. Помимо «Інтер», семена для Seedco выращивает еще порядка 22-25 украинских предприятий.

Благодаря партнерству с Эстоний Seedco воспринимается в Украине как европейская компания, говорит Денисюк. «А с такими компаниями тут разговаривают уже по-другому», - замечает он.

Помимо птичьих кормов, с прошлого года предприятие начало заниматься производством грызовых кондитерских семечек, заготовив сразу 4 тысячи тонн этой культуры. Такие семечки используются в качестве закуски, для выпечки, добавляются в салаты. «В 2021 году мы в первый раз заготовили 4 тысячи тонн кондитерской семечки», - по словам Денисюка, в таких объемах эту культуру в Украине производят только они, тем самым создавая школу по ее выращиванию: «Технологий до конца отработанных нет, вот мы с технологом контролируем, как ее нужно выращивать. В Украине ведь как - бросил что-нибудь в землю, оно и выросло. А тут надо, чтобы выросло то, что нужно».

В Украине ведь как - бросил что-нибудь в землю, оно и выросло. А тут надо, чтобы выросло то, что нужно.

Игорь Денисюк
Вокруг элеватора Inter кружат огромные стаи птиц. Местные воробьи, судя по их размерам, довольны жизнью вблизи элеватора. «Попробуйте утаить семена от птиц», - жалуется Денисюк и просит закрыть дверь ангара. Фото: Liis Treimann
Война войной, а расходы уже выросли
Конфликт с Россией сегодня на деятельности Seedco Ukraine напрямую никак не сказывается. «Товар на складе, мы его обрабатываем и отправляем. Фронт-офис у нас в Эстонии. Поскольку в Ичне непосредственно военных действий нет, нам ничто не мешает грузить», - говорит директор предприятия, но отмечает, что времена все-таки «нервные и тревожные». «Будет война или нет - это 50 на 50. Что в голове у Путина - никто не знает».
Но сегодня у предприятия есть другие проблемы - рост цен везде и на все. «Топливо, удобрения, средства защиты для растений», - перечисляет Денисюк расходы.
"Сегодня рынок в состоянии ожидания - готовы ли мы есть семечки за такие деньги в том же объеме, что и раньше?" Фото: Liis Treimann
Хотя украинская рабочая сила считается дешевой, рост расходов на рабочую силу – проблема, не чуждая местному производству. «Мы сертифицированы по стандарту SA8000 (Международный стандарт, созданный с целью улучшения условий труда в различных странах мира - ДВ). Поэтому мы обязаны соблюдать все социальные гарантии, платить все «в белую» с налогами. Минималка в Украине 6,5 тысячи гривен, мы не можем платить меньше. Но не можем платить и этого, потому что отправляем продукцию на полки в Европу. Чтобы человек чувствовал ответственность, он должен все-таки зарабатывать больше минималки, поэтому на руки чистыми работник получает в среднем 10-12 тысяч гривен (315-375 евро)», - говорит Денисюк.
В Европе кормить птиц можно только полосатой семечкой. Во-вторых, она должна быть маломасленичная. Это позволяет ей долго лежать расфасованной (порядка двух лет) и не горкнуть. Масличные семена горкнут. Фото: Liis Treimann
Как любой глобальный рынок сырья, рынок семян весьма непростой и запутанный. Здесь тоже работает «эффект бабочки», когда рост какого-то косвенного продукта меняет конъюнктуру всего рынка. Из-за роста цен на подсолнечное масло растут цены и на все остальные виды семечек. Рост цен на сырье, в свою очередь, отразился на спросе – главным образом, на кондитерские семечки. «Раньше они продавались на год-два вперед. Сегодня рынок в состоянии ожидания - готовы ли мы их есть за такие деньги в том же объеме, что и раньше? Я не знаю, сколько они будут стоить в следующем году», - признается Денисюк. По его прогнозу, закупщики сейчас скорее придерживаются стратегии «съесть остатки, а там уже поговорить о цене».
Фото: Liis Treimann

ДВ в Киеве

В начале февраля журналисты ДВ и Äripäev Дмитрий Фефилов и Лийз Трейманн побывали в Киеве. Читайте репортажи из украинской столицы:

ДВ в Киеве: украинцы войны не боятся, но спутниковые телефоны раскупили

«Что та власть, что эта - все воруют. Но эта хотя бы дороги ремонтирует». Что думают о жизни в Украине обычные киевляне?

Поделиться:
Производство электроэнергии Enefit Green в июле увеличилось на 18%
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Дымовая завеса: кому выгодна склока вокруг танка?
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.