Кинотеатр? Небольшой театр? Нет. Баня Kalma Saun! Фото: Алексей Шишкин

Старейшая баня Таллинна: раньше – прибыльный бизнес, теперь – предмет ностальгии

Поделиться:

«Вряд ли вы догадаетесь, что это баня. Скорее, здание можно принять за кинотеатр или небольшой театр», – писал в феврале 1929 года обозреватель газеты Vaba Maa, посетивший баню Kalma в преддверии открытия.

Kalma Saun – одно из немногих эстонских предприятий, работающих уже почти 100 лет подряд, не меняя специализации. Когда-то она была самой роскошной в городе. Теперь владельцы не исключают ее закрытия.
Закладка бани на улице Вана-Каламая состоялась 4 июня 1928 года, проект составил таллиннский архитектор Александр Владовский. Строительство обошлось в 150 000 эстонских крон (порядка 680 000 евро на современные деньги).

«Столица обогатилась светлой, чистой и просторной баней, с которой не может конкурировать ни одна из существующих бань».

Vaba Maa, 26 февраля 1929
В первый год работы Kalma Saun принимала посетителей с четверга по субботу. Прейскурант в заведении был следующим:

Общая баня 1 класса, мужское отделение — 60 центов

Общая баня 1 класса, женское отделение — 50 центов

Общая баня 2 класса — 35 центов

Отдельный банный кабинет на троих — 2 кроны в час, плюс по 50 центов с каждого дополнительного человека

Аренда ванны — от 1 кроны в час

Последняя услуга была вполне востребованной, с учетом того, что большинство таллиннских домов того времени было оборудовано в лучшем случае ванной в общем подвале.
Кроме собственно бани Kalma Saun предлагала услуги массажистов для мужчин и женщин, маникюра и педикюра. Интересно, что посетителей предупреждали, что персоналу запрещено просить «на чай».
Попариться в Kalma Saun было удовольствием не из дешевых. Средняя зарплата сельского рабочего в конце 1920-х в Эстонии составляла 26 крон в месяц, городского пролетария без специальной квалификации – около 50 крон, аренда однокомнатной квартиры на окраине – 20 крон в месяц.
За пару лет до того таллиннские власти планировали выстроить в Каламая муниципальную баню, но их опередили частные предприниматели – семья Винтеров.
Первоначальные вложения сделал Пауль Винтер, основатель таллиннского Ссудно-страхового торгового банка и совладелец фирмы Tallinna Manufaktuur&Kaubanduse AS, торговавшей текстилем, изделиями из кожи, импортной радиотехникой, резиной, велосипедами и автомобилями. Главный магазин компании располагался прямо на Ратушной площади, а представительские офисы работали в Берлине, Лондоне и даже Каире. По меркам Винтера, инвестиции в баню в размере 150 000 марок были довольно незначительными – уставной капитал его основного бизнеса составлял более 10 млн марок. После смерти Пауля Винтера в 1932 году бизнес перешел к его жене Алисе и детям.
Инвестиции в строительство удалось отбить всего за несколько лет. Во-первых, недостаток ванных комнат гнал таллиннцев в общественные парные, во-вторых, баня привлекала элегантностью и комфортом – отделкой из натурального камня и дерева, циновками из японского бамбука на полу. Самой роскошной в Таллинне Kalma Saun оставалась до 1937, когда конкурентка Алисы Винтер, предпринимательница Лийза Борн вложила деньги в строительство трехэтажного «банного дворца» на пересечении улицы Койду и Пярнуского шоссе (в конце 1970-х здание решено было снести ради строительства автомобильного виадука).
Здание, наверное, самой известной таллиннской городской бани на улице Вана-Каламая сегодня и в 1980-е годы.Фото: Алексей Шишкин, Tallinna Linnamuuseum
После оккупации Советским Союзом баня на Вана-Каламая была национализирована, но продолжила работу – теперь уже как государственный объект инфраструктуры. Исследователи истории сообщества ЛГБТ+ в Эстонии говорят, что мужское отделение Kalma Saun в советский период стало одним из любимых мест встреч таллиннских геев – отношения между мужчинами в Советском Союзе были криминализированы, и им приходилось встречаться подпольно, в том числе в отдельных кабинетах общественных бань.
Вновь превращаться в частное предприятие баня стала в 1986 году. Тогда известный эстонский велосипедист Тийт Аава вместе с товарищами основал кооператив Pesukaru («Енот-полоскун»), который принял в управление старинную баню и привел ее в порядок. Со временем она была приватизирована, а кооператив был преобразован в компанию TTP AS.

Баня дала начало крупному девелоперскому бизнесу

Из кооператива Pesukaru со временем выросла компания TTP, которая занимается девелопментом территорий и управлением недвижимостью.

В 2018 году она вошла в ТОП самых успешных эстонских компаний за 25 лет по версии Äripaev, заняв 20-21 строчку. Выручка TTP за 2021 год составила 23,4 млн евро, собственный капитал – 42,8 млн.

В 1997 году компания вновь провела в здании капитальный ремонт, который обошелся в 3 млн эстонских крон. Текущий ремонт в Kalma Saun делают ежегодно, как и положено в помещениях с высокой постоянной влажностью. При этом доходы от бани постепенно падают, рассказывает член правления TTP AS Пеэтер Пуусепп.
«Мы ценим эту баню в большей степени с точки зрения ностальгии. Доля Kalma Sauna в обороте AS TTP составляет всего несколько процентов», – признается он. По его словам, поток клиентов год от года снижается. Причинами этого предприниматель называет пандемию, улучшение жилищных условий в Таллинне, малый интерес молодежи к общественным баням, а также рост цен на электричество.
Незадолго до начала пандемии владельцы Kalma Sauna анонсировали планы по реконструкции здания в отель со СПА-центром. Сейчас конкретных планов на будущее зданий у владельцев нет: «Время покажет, что станет с Kalma Saun. Экономически нецелесообразно владеть такой ​​общественной баней сегодня», – говорит Пуусепп.

В Эстонии сохранилось множество «свидетелей» раннего капитализма – заводские здания, бывшие конторы, даже брендированные канализационные люки. Но мало кто знает, какие события привели к их появлению. Журналист ДВ и краевед Алексей Шишкин публикует цикл материалов о том, как развивалась и менялась экономика нашей страны на разных исторических этапах.

Поделиться:
Статьи по теме

Цены на аренду в Таллинне больше не растут, но беженцев не расселить
Рынок аренды в Таллинне понемногу остывает, цены больше не растут, свидетельствуют маклеры. Спрос, вызванный дефицитом, есть, но преимущественно в дешевом сегменте, а доступного жилья для украинских беженцев по-прежнему днем с огнем не сыщешь.
Рынок аренды в Таллинне понемногу остывает, цены больше не растут, свидетельствуют маклеры. Спрос, вызванный дефицитом, есть, но преимущественно в дешевом сегменте, а доступного жилья для украинских беженцев по-прежнему днем с огнем не сыщешь.
Аналитики: в конце года цена на нефть превысит сто долларов за баррель
Решение о сокращении нефтедобычи, принятое в среду OPEC+, по мнению аналитиков, может поднять цену выше 100 долларов за баррель.
Решение о сокращении нефтедобычи, принятое в среду OPEC+, по мнению аналитиков, может поднять цену выше 100 долларов за баррель.
Военно-экономический блог Райво Варе: обострение газовой войны и восьмой пакет санкций
Процесс согласования окончательной версии нового пакета европейских санкций окажется, очевидно, непростым – у каждой из стран по этому поводу существуют собственные интересы и опасения, пишет в своем военно-экономическом блоге обозреватель Райво Варе.
Процесс согласования окончательной версии нового пакета европейских санкций окажется, очевидно, непростым – у каждой из стран по этому поводу существуют собственные интересы и опасения, пишет в своем военно-экономическом блоге обозреватель Райво Варе.
Мертсина: экономические перспективы еврозоны продолжат ухудшаться
Высокая стоимость энергии и рост стоимости жизни снижают спрос, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
Высокая стоимость энергии и рост стоимости жизни снижают спрос, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
«Мои навыки эстонского сильно улучшились». Выпускница музыкальной школы делится опытом обучения
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
«Мои навыки эстонского сильно улучшились». Выпускница музыкальной школы делится опытом обучения
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.
Некоторые родители, лишь завидев крупицы таланта у своих детей, с малых лет отправляют их в музыкальную школу. Есть и те, кто сомневаются, надо ли это делать: все-таки любая учеба – это стресс.