Магнат в церковной мантии: как Георг Тофер построил текстильную империю и не пережил ее развала

Оказавшись на кладбище у стадиона «Калев», невозможно пропустить внушительных размеров павильон с белоснежной женской статуей и росписями внутри – монумент одному из самых эксцентричных промышленников довоенной Эстонии, текстильному магнату Георгу Тоферу-Торивери.

Экскурсоводы любят рассказывать про это надгробие душещипательную легенду: якобы, дочь эстонского бизнес-воротилы Лидия Тофер так увлеченно танцевала на собственной свадьбе, что на утро скончалась от переутомления. Отец не вынес потрясения и вскоре покончил с собой, украсив предварительно холмы Сиселинна склепом с портретной скульптурой дочери. Отсюда народное название – «Склеп невесты».
Надгробие Георга и Лидии Тофер
Правда тут только в том, что под сводами павильона и правда похоронены дочь и отец. Но Лидия умерла не из-за чрезмерного веселья, а из-за обострившейся чахотки. Ну, а для ее отца, Георга Тофера-Торивери роковой стала не гибель наследницы (после ее смерти в 1923 он прожил еще 17 лет), а приход в Таллинн советских войск и национализация текстильного производства, на развитие которого он вместе с братьями потратил большую часть жизни.
Из Эстонии в Украину и обратно
Георг Тофер появился на свет в многодетной семье чиновника из городка Синди в Пярнумаа 12 января 1875 года. В 18 лет он покинул Эстонию и отправился делать карьеру в главный промышленный центр на востоке Украины – Харьков, где вскоре обзавелся связями среди текстильных промышленников. В 1899 году вместе с братом Августом он основал там фирму «Братья Тофер», занимавшуюся куплей-продажей текстиля.
Очень быстро эстонские предприниматели добились успеха – уже вскоре у фирмы появились представительства в Москве и Петербурге. В столице делами товарищества ведали еще два Тофера – Иоганн и Рейнгольд. Кстати, продавали они в том числе и эстонские ткани – произведенные на Цинтенгофской суконной мануфактуре в родном для семейства городке Синди.
Цинтенгофская суконная мануфактура в Синди.
После прихода большевиков к власти и национализации недвижимости и предприятий летом 1918 года Георг Тофер предпочел бежать из России. Через Крым отправился в Стамбул и в итоге оказался в Лондоне, где три года проработал торговым агентом, прежде чем вернуться на родину.
Пока Георг скитался по миру, его братья развернули в Эстонии бурную деятельность. В 1920 году Рейнгольд Тофер в Таллинне начал бизнес по продаже готовой одежды, который после возвращения Георга в 1922 был преобразован в возрожденную компанию «Братья Тофер». Предприимчивые выходцы из Синди начали скупать местные фабрики у прежних хозяев. От посреднической торговли Тоферы перешли к полному циклу – от станков до розничных магазинов.
«Эстонские товары не хуже любых других в мире»
Под таким слоганом открылись магазины фирм «Рейнгольд Тофер» и «Братья Тофер», в которых продавались ткани и готовая одежда из шерсти, льна и даже синтетики – для развития последнего, наиболее передового направления братья привлекли из Западной Европы инвестиции в Таллиннский завод клея и синтетических волокон.
Витрина фирменного магазина Тоферов в Таллинне.Фото: Ajapaik.ee
О масштабе фирмы свидетельствует налоговый скандал, в который она угодила летом 1926 года. Согласно официальной отчетности, за 1925 год компания получила чистую прибыль в размере 3,7 млн эстонских марок (кроны были введены в 1928) – то есть примерно 200 000 евро на современные деньги. Однако эстонские налоговики этому заявлению не поверили, изучив балансовую отчетность фабрик, они оценили сокрытый доход братьев еще более чем в 9 млн марок.

Георг Тофер и бухгалтер фирмы Якоб Классен признали вину и компенсировали налоговую недостачу из собственных средств – от уголовного преследования их спасло лишь то, что обвинение было предъявлено с процессуальными нарушениями (окончательно дело закрыли в 1931 в связи с истечением срока давности). Возможно, прикрыл брата и Карл Тофер – влиятельный политик и дипломат, возглавлявший в разные годы посольства Эстонии в Италии, Венгрии, Чехословакии, Румынии и СССР.

Фабрики Тоферов концентрировались на производстве простых и массовых тканей и изделий из них. При этом Георг Тофер был сторонником свободного рынка и минимального регулирования – когда в 1929 году правительство подняло ввозные пошлины на экспортные ткани сразу на 150% (формально это было сделано, чтобы поддержать местную промышленность), Тофер раскритиковал это решение. По его мнению, следовало позволить предпринимателям беспрепятственно ввозить в страну сложную и дорогую продукцию, в том числе узорные костюмные и мебельные обивочные ткани, а местным предприятиям сосредоточиться на менее сложных товарах, которые местные условия позволяли сделать конкурентоспособными по цене и качеству в том числе на внешних рынках.
Простой костюм «от Тоферов» на рубеже 1920-1930-х годов стоил в Таллинне около 2 крон (9-10 евро) при средней зарплате рабочего около 50 крон.
Братья Тофер активно участвовали в благотворительности и общественной жизни Эстонии. Например, Рейнгольд Тофер председательствовал в таможенном комитете Торгово-промышленной палаты. Георг жертвовал на Кайтселийт, закупая лошадей для кавалерии на собственные средства, таллиннский Ротари-клуб и благотворительный клуб Сentrum, поддерживал деньгами студенческую корпорацию Vironia, хотя сам и не имел высшего образования.
Национальный стиль жизни
Георг Тофер был не только самым публичным, но и самым эксцентричным из братьев-текстильщиков. Его называли «фантазером» и «мечтателем» за приверженность необычным теориям и недоказанным научным и техническим идеям, которые он стремился внедрять в своих обширных поместьях, купленных на доходы от фабрик.
В отличие от прочих родственников он стал подписываться двойной фамилией Тофер-Торивери, тем самым подчеркивая свое эстонское, а не немецкое происхождение. Промышленник считал, что необходимо работать над возвращением к подлинному национальному стилю жизни и сам охотно подавал пример. В своей усадьбе Коткавески неподалеку от Локса он демонстрировал гостям мебель, стилизованную под убранство крестьянских хуторов. И он сам, и его украинская супруга Вера Васильевна Тофер-Морозова появлялись на светских раутах в Коткавески одетыми не по западноевропейской моде, а в традиционные эстонские расшитые праздничные костюмы.
Георг Тофер
Вот как описывает наряд, заменявший Георгу Тоферу фрак или смокинг, репортер газеты Rahvaleht в феврале 1940 года: «Его эстонский фрак на самом деле представляет собой длинную церковную мантию прежних времен с нанесенной вручную красной вышивкой и золотыми пуговицами по краям, напоминающую дипломатические мантии, украшенные золотым шитьем. Сходство усиливается еще и тем, что Тофер-Торивери с этой мантией носит белый воротничок с уголками и белый галстук». Не меньше мантии поражали бриджи, с которыми промышленник сочетал свою экзотическую куртку. При этом очевидцы признавали, что наряд выглядит не менее торжественно, чем иностранные модные новинки.
Кроме мебели и одежды, Тоферы отличались пристрастием к эстонской еде. Георг и Вера организовали для таллиннского высшего общества обед в Коткавески, на котором подавались исключительно блюда, приготовленные по рецептам эстонских хозяек и из местных продуктов.

В меню были «Намазки на хлеб по рецепту госпожи Сельямаа» – паштеты из лосося с клюквой и из печени налима с луком, «Суп-пюре а-ля госпожа Варма» – из овсяных хлопьев на клюквенном соке, подававшийся вместе с пирогами с перловкой и луком. Главными блюдами вечера стали филе салаки под соусом из маринованных грибов и мясное жаркое, рецепты которых тоже были подсмотрены на эстонских хуторах. Кулинарную традицию самих Тоферов представлял салат из свежей капусты, яблок, сельдерея и давленной клюквы. На десерт подавали орехи в брусничном соусе.

«Этот обед стал настолько знаменитым, что хозяйка была вынуждена организовать еще один подобный. В то время даже планировалось провести "народный бал" по образцу Латвии. В этот вечер будут подаваться только блюда, приготовленные по рецептам эстонских женщин, чтобы доказать, как хорошо и вкусно можно приготовить еду из продуктов, выращенных на полях и в лесах родины. Почему-то эта милая инициатива не была реализована», – пишет Rahvaleht. Газета отдельно замечает, что в условиях военного кризиса стоит ждать возрождения национальной кухни – хотя бы из-за дефицита заграничных деликатесов.
Снова большевики
Хотя дела на заводах в конце 1930-х шли блестяще, сама семья Тофер переживала трагедию за трагедией. В 1938 году после осложнений при операции по удалению аппендицита скончался один из основателей текстильного концерна Рейнгольд Тофер. В следующем году умерла сестра Георга Тофера Ида. Но последним потрясением для промышленника стал ввод на территорию Эстонии советских войск. Часть рабочих фабрик «Братья Тофер» выступила с открытым письмом в поддержку оккупации, отставки эстонского правительства и роспуске Кайтселийта, что повергло промышленника, уже имевшего дело с большевиками в 1918 году, в еще большую депрессию. 6 августа 1940 года Георг Тофер застрелился в своем фабричном кабинете. Подконтрольные СССР эстонские газеты никак не почтили его смерть, зато через три дня написали о том, что фабрики «Братья Тофер» присоединились к всесоюзному стахановскому движению.
Еще год спустя, летом 1941 года при отступлении советских войск из Таллинна главная фабрика Тоферов была разрушена во время уличных боев между Красной армией и Вермахтом. Единственный сын и наследник Георга – Анатолий Тофер после оккупации бежал из Эстонии и поселился в итоге в Канаде, где и прожил до 1994 года. Его дети влились в украинскую диаспору Квебека.
Фабрика Тоферов на улице Мадара, 14. Плитняковое здание заводского цеха встроено в бизнес-центр.
На сегодня в Таллинне уцелело здание лишь одной из фабрик – бывший цех предприятия «Рейнгольд Тофер» на улице Мадара, 14 в Лиллекюла. Сейчас он используется под склады, офисы и магазины.
Прославившую Тофера-Торивери усадьбу Коткавески теперь не отыскать на картах. Ее территорию в 1950-х годах частично затопили при строительстве рядом плотины гидроэлектростанции, а частично отдали под контору ГЭС, ветеринарную станцию и квартиры для местных работников. После восстановления независимости Эстонии разоренное поместье вернулось в собственность Тоферов, но те не стали его восстанавливать, продав недвижимость.

В Эстонии сохранилось множество «свидетелей» раннего капитализма – заводские здания, бывшие конторы, даже брендированные канализационные люки. Но мало кто знает, какие события привели к их появлению. Журналист ДВ и краевед Алексей Шишкин публикует цикл материалов о том, как развивалась и менялась экономика нашей страны на разных исторических этапах.

Статьи по теме

«Справедливо, если бы о сделках знали и другие». Промышленники комментируют тайные соглашения Рауля Кирьянена с государством
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Pfizer продвинулся в разработке средства для похудения, акции отреагировали ростом
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Делов-то: компетентен ли Михал, Rail Baltic – мертворожденный проект? И почему жители Эстонии политиков в грош не ставят?
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
10 лет назад RMK тайком «ухаживал» за фирмой Кирьянена. Слабо повторить фокус публично?
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Мальчик, мечтавший о жизни рантье, стал self-made миллионером
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.