4 января 2012
Поделиться:

Клевета и диффамация

Не для кого не является секретом, что для человека занимающегося ли бизнесом, находящегося на выборной должности, работающего на предприятии или в школе, доброе имя и деловая репутация, крайне важны.   

Трудно найти человека безразличного к тому, что про него говорят и читают другие. 

Существует ряд профессий и должностей, при которых спрос и внимание общественности к представителям этих профессий значительно выше, а результат любой информации, распространенной в СМИ имеет, куда больший эффект, чем для других. Срыв сделки, имущественный вред, отказ партнеров, увольнение, переизбрание, вот далеко не полный список возможных последствий опубликования нелицеприятной информации в СМИ.

Как уберечь себя от откровенных нападок недругов в СМИ, либо от не слишком добросовестного поведения конкурентов? Как реагировать на неуместные комментарии в СМИ и откровенные оскорбления?

Существует судебная практика, регулирующая данные вопросы.

В случае распространения клеветнической информации, лицо может обратиться в суд за опровержением ставшей достоянием общественности, информации и возмещением материального либо нематериального вреда. В данном случае необходимо понять, кто должен доказывать наличие либо отсутствие обстоятельств, ставших причиной публикации.

Согласно действующему законодательству Эстонии, нарушение личных прав либо вмешательство в хозяйственную или профессиональную деятельность лица путем разглашения касающихся его или его деятельности неправильных сведений, либо неполного или вводящего в заблуждение обнародования фактических данных, является противоправным, если разглашающий не докажет, что он при их разглашении или обнародовании не знал или не должен был знать о неправильности либо о неполноте данных.

Разглашение обстоятельства, порочащего честь другого лица или причиняющего ему экономический вред, считается противоправным, если разглашающий не докажет, что разглашенное обстоятельство соответствует действительности.

В случае разглашения неправильных сведений потерпевший вправе требовать от ответственного за разглашение сведений лица опровержения сведений или опубликования поправки, за счет разглашающего, независимо от того, было ли разглашение сведений противоправным.

Говоря простым языком, столкнувшись с клеветой либо оговором посредством СМИ, лицо имеет право обратиться в суд. Распространяющий клевету будет вынужден доказывать свою точку зрения. Зачастую это сопряжено с обнародованием источника информации. Независимо от того, знал ли распространитель или не знал о действительном положении дел, он будет вынужден опровергать в СМИ ту ложь, которая стала достоянием общественности.

А как поступить в случае, если ставшая достоянием общественности информация не является клеветнической по своей сути, но, иным способом наносит вред конкретному лицу? Такого рода информация является диффамацией, то есть своего рода искажением правды или личностной оценкой, которая не основывается на правде.

Поскольку согласно прецедентным нормам Европейского Суда оценочные суждения должны быть основаны на достаточной фактической базе, чтобы представлять собой добросовестный комментарий согласно статье 10 Конвенции по правам человека, различие между оценочным суждением и утверждением о факте, в конечном счете заключается в степени фактической доказанности, которая должна быть достигнута (Scharsach and News Verlagsgesellschaft v. Austria)

(Согласно статьи  10 Европейской Конвенции по правам человека, каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ),

Оскорбление чести лица, в частности, неподобающими ценностными оценками, неоправданным использованием имени или изображения лица, нарушением неприкосновенности частной жизни или иного личного права, является противоправным, если иное не установлено законом. При установлении противоправности должны приниматься в расчет вид, причина и мотив нарушения, а также соотношение между достигаемой путем нарушения целью и степенью тяжести нарушения.

Европейский Суд последовательно придерживается позиции, согласно которой существование фактов может быть доказано, тогда как достоверность оценочных суждений доказыванию не подлежит. Требование доказать достоверность оценочного суждения неисполнимо, и оно само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является основополагающей составной частью права, предусмотренного статьей 10 Конвенции  (Lingens v. Austria)

Нарушение личного права не является противоправным, если нарушение оправданно с учетом иных защищенных законом благ, а также интересов третьих лиц или общественности. В таких случаях при установлении противоправности следует исходить из сравнительной оценки различных защищенных благ и интересов.

В толковании именно этого законоположения возникают проблемы. Как понять выражение: если нарушение оправданно с учетом иных защищенных законом благ, а также интересов третьих лиц или общественности. Как определить где есть оправданный интерес третьих лиц, а где не добросовестная конкуренция? Кроме того, как же устанавливать вид, причину и мотив нарушения, а также соотношение между достигаемой путем нарушения целью и степенью тяжести нарушения.

Говоря к примеру о выборных должностях, общественный интерес к тем кого выбирают всегда выше. Это связано с доверием и выбором человека. Выборщик имеет право знать, кого он выбирает и как выбранный им кандидат соответствует его чаяниям. У распространителя информации имеется защищенное конституционное право на распространение информации, сопряженное с правом на свободу слова и мысли. В демократическом обществе, любое ограничение таких прав должно быть обосновано и оправдано. В частности, статья 45 конституции ЭР гласит, что каждый имеет право свободно распространять идеи, мнения, убеждения и иную информацию устно, печатно, изобразительным или иным способом. В то же время согласно статьи 19 основного закона ЭР каждый, пользуясь своими правами и свободами и исполняя обязанности, обязан уважать и учитывать права и свободы других людей, а также соблюдать законы.

Согласно практике Европейского Суда по Правам человека пресса исполняет важнейшую функцию в демократическом обществе. Хотя она не должна выходить за определенные рамки, в том числе в отношении репутации и прав иных лиц, тем не менее, ее обязанностью является распространение - способом, совместимым с ее обязанностями и ответственностью - информации и идей по всем вопросам всеобщего интереса (De Haes and Gijsels v. Belgium).

Кроме того Европейский Суд в деле (Dyuldin and Kislov) напоминает, что свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса. Учитывая положения пункта 2 статьи 10 конвенции по правам человека, она распространяется не только на "информацию" или "идеи", которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно "демократическое общество" (Handyside v. United Kingdom)

Так что же из этого следует, что любое оценочная и даже оскорбляющая публикация может быть оправдана общественным интересом? Как это не парадоксально, в каких то разумных пределах, да. Если речь идет скаэем о члене правительства либо о политике, претендующем на руководящий пост, то т.н подноготная информация и разумная критика вполне уместны, и более того, оправданы общественным интересом.

Если же напротив, речь не идет об оправданном общественном интересе, а о частных интересах, более того, сопряженных с конфликтом заинтересованных сторон, распространение опубликование такой информации повлечет за собой правовую ответственность.

Приведу выдержку из одного из решений Европейского суда по правам человека «…В таких обстоятельствах, учитывая, что одна из статей была помещена на передовой полосе швейцарской воскресной газеты с большим тиражом, Европейский Суд соглашается со швейцарскими властями и Советом по делам прессы в том, что основное намерение заявителя заключалось не в том, чтобы информировать общественность о теме, представлявшей всеобщий интерес, но сделать доклад посла предметом ненужного скандала. Статьи, написанные с искажениями и упрощениями, могли ввести читателей в заблуждение относительно личности и возможностей посла, что значительно подорвало их вклад в общественную дискуссию, защищаемую статьей 10 Конвенции. Таким образом, Европейский Суд находит, что наложенный на заявителя штраф не был несоразмерен преследуемой цели…» О чем это говорит? Каждое нарушение личных прав и свобод рассматривается индивидуально в свете свобод предоставляемых конституцией.

Таким образом, если информация, распространенная в СМИ не является клеветой, но является диффамацией, включающей в себя и оценку, необходимо определить оправдано ли это с точки зрения общественного интереса, или ставит целью раздуть скандал.

Владимир Садеков

присяжный адвокат адвокатского бюро Владимира Садекова

 

 

Autor: Адвокатское бюро Владимира Садекова

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ