23 февраля 2012

Работодатель должен сам доказывать

...,что он все сделал правильно.

Государственный суд Эстонии продолжает практику пересмотра существующих парадоксальных правовых регуляций, которые ставили под сомнение вроде бы на первый взгляд очевидные вопросы. На самом же деле, данная очевидность зачастую была сопряжена с трудностями процессуального характера, такими как сбор доказательств, и доказывание в суде.

Человек всю жизнь, с советского времени  отработал на предприятии и в результате приобрел профессиональное заболевание. Допустим, факт заболевания установлен врачебной комиссией, человек претендует на получение компенсации, а  в результате сталкивается с отказом со стороны государства, либо правопреемника предприятия. Примером такого отказа может быть аргумент пенсионного департамента о том, что, не возможно  определить размер такого ущерба, мол, его необходимо определить в суде, или попросту ссылаясь на формальные причины, а так же в связи с тем, что профессиональное заболевание есть, но оно не вызвано противоправными действиями ответчика.

Поскольку речь идет о событиях, имевших место до 01.07.2002 года, применению, согласно практики государственного, суда подлежит ныне не действующий гражданский кодекс Tsk § 448 § 446 ч 1. Согласно данной нормы, именно потерпевший обязан доказывать факт противоправного поведения причинителя вреда.

Согласно действовавшей практике государственного (3-2-1-89-03, 3-2-1-117-08…) именно потерпевший (истец) должен был предоставить суду доказательства того, чем рабочий процесс, у конкретного работодателя в период времени работы, а это, хочу напомнить, могут быть далекие 60-80 годы, противоречил действовавшим в то время правовым нормам, или же чем работодатель нарушил правила и нормы безопасности труда в отношении работника- истца. Зачастую суд принимал позицию, что в качестве претензий по не обеспечению установленных законом условий труда необходимо установить, в чем же именно состояло противоречие между трудовыми распоряжениями и условиями работодателя и нормативными актами, или чем же конкретно ответчик (работодатель) игнорировал требования безопасности труда. Не достаточно было лишь констатировать аргумент о том, что условия труда истца у работодателя нанесли вред здоровью и вызвали профессиональное заболевание.

Сложно представить такого истца, у которого не возникло бы проблем с ответами на поставленные вопросы. Действительно, если факты самого труда и его условий доказать возможно, как простому человеку отыскать информацию о приказах работодателя, противоречиях нормам, уровням измерений шумов и вибраций и т.п. Как следствие, человек и государство или серьезное предприятие заведомо ставятся в неравные процессуальные положения.

Подобная практика не могла продолжаться долго, и решением по делу 3-2-1-68-11 бремя доказывания противоправности было передано ответчику. Суд посчитал, что если у работника возникло профессиональное заболевание, и связь между работой и заболеванием установлена, то именно работодатель, а не работник как ранее, должен доказывать, что все требования и условия безопасности труда были соблюдены, а требования выполнены. Что из этого следует, коль  скоро бремя доказывания теперь лежит на ответчике, истец не должен теперь ломать голову, где и как достать доказательства в отношении нарушений работодателя, которого самого как предприятия более не существует.

Безусловно, считаю это хоть и не большим, но очень важным шагом для общего улучшения правового климата и доступности судопроизводства.

 Адвокатское бюро Sadekov

 

 

Autor: Адвокатское бюро Владимира Садекова

Самое читаемое