• Недостаточные инвестиции – проблема для экономики?

    Одной из основных проблем экономики Эстонии в последние годы является отсутствие инвестиций. Для достижения более быстрого и устойчивого роста экономики инвестиции просто необходимы, но вместо машин и зданий они должны скорее сосредоточиться на активах, ценность которых в евро определить гораздо сложнее.

    Pankade makroanalüütikute arutelu "Ãœllatav majanduskasv: stagnatsioonist perestroikasse?" Swedbank meediaruumis.Фото: Andras Kralla
    Почему нехватка инвестиций — это проблема для экономики?
    Одной из экономических тем, привлекших в последнее время много внимания стали инвестиции, а точнее их нехватка. Негативной новостью в этой области стало сообщение Департамента статистики Эстонии о том, что во втором квартале этого года инвестиции нефинансовых предприятий в основной капитал снизились почти на одну пятую.
    Следует, конечно, признать, что в маленьких странах тенденции совершать крупные инвестиции в основные капиталы на протяжении многих лет были довольно непостоянными, и их отслеживание оказалось для статистиков довольно сложной задачей. Благодаря этому мы можем впоследствии узнали, что ситуация в недалеком прошлом была не настолько ужасной – недавно значительно улучшились показатели, например, 2016 года. В то же время другие показатели, включая активность кредитования, указывают на то, что новые инвестиции совершаются редко.
    Почему стоит вообще беспокоиться об объемах инвестиций? В первую очередь из-за того, что скромные инвестиции означают более медленный экономический рост. Чтобы экономика (вместе с нашим благосостоянием) росла, мы должны постоянно зарабатывать больше. Один из способов достижения этого – просто больше работать, что в макроэкономическом плане обычно означает создание новых рабочих мест. Рост экономики Эстонии последних лет в значительной степени объясняется увеличением трудовой занятости. В результате этого уровень занятости в Эстонии поднялся до одного из самых высоких в Европейском союзе, поэтому его дальнейший рост будет более скромным. Поскольку работников не хватает, стоит делегировать большую часть рабочих задач машинам.
    Однако использование существующих производственных мощностей исторически довольно высокое, что означает, что нам будто нужно больше машин – инвестиций. Для увеличения экономики есть ещё и третий способ – использовать существующую рабочую силу и капитал разумнее. Практическим примером может стать например использование вместо алюминиевых прицепов домов на колесах, которые стоят гораздо дороже. К сожалению, и в этой области мы не можем похвастаться выдающимися результатами. Производительность работников выросла за последние годы всего на 1–2%. Также инвестиции могут быть необходимы для более «умной» работы, потому что со старым оборудованием производство более дорогой продукции почти невозможно.
    Инвестиции новой экономики сложнее измерить
    Однозначной причины, почему желание предприятий инвестировать не является прежним, нет. В мировом контексте под вопрос встала важность инвестиций в основной капитал. Потому что в качестве инвестиции гораздо легче измерить затраты на физические активы – машины, здания и т. п. В измерении интеллектуальной собственности, в том числе инвестиции в научно-исследовательскую деятельность, и включении в статистику были сделаны успехи, но эта область остается сложной и поэтому недооцененной.
    Многие значительные для современного бизнеса затраты вовсе не отражаются в официальной статистике, но дискуссии в этой области продолжаются. Например, наем дизайнера или обучение персонала – это инвестиция или текущие расходы? В то же время инвестирование в такие «мягкие» ценности, как дизайн или бренд, с точки зрения успеха компании может оказаться даже важнее, чем конкретная производственная линия или здание.
    О важности нематериальных активов в современной экономике рассказывает опубликованная в прошлом году книга «Капитализм без капитала», авторами которой являются два британских экономиста Джонатан Хаскел и Стьян Уэстлейк. Книга, основанная на их научном исследовании, рассказывает о том, как с начала 2000-х годов успешные компании стали тратить больше на неизмеримые активы, чем на традиционные физические «инвестиции». По мнению авторов именно это позволило сегодняшним технологическим гигантам расти так быстро. При этом одной из основных причин роста такой сложно измеряемой экономики они считают ряд современных экономических проблем. В качестве примера можно привести растущее неравенство в развитых странах, которое, по их оценке, отражает неравенство между предприятиями «новой» и «старой» экономики, из которых одни способны создавать гораздо более высокий доход для сотрудников и владельцев.
    Тяжело оценить, насколько большая значимость нематериальных инвестиций эстонских компаний является причиной недостаточных инвестиций. Довольно привлекательная мысль о том, что увеличившиеся на фоне более низких инвестиций в основной капитал затраты на рабочую силу направились на предпочтительное развитие именно «мягких» ценностей. Насколько увеличились затраты на дизайн или маркетинг, мы не знаем. Расходы предпринимательского сектора на научно-исследовательскую деятельность в течение последних лет не менялись. Рост измеряемой в статистике ВВП интеллектуальной собственности, в которую в основном учитывают разные лицензии и т. п., в последние годы действительно был быстрее среднего роста инвестиций. Однако на них по-прежнему приходится лишь 9% всех сделанных инвестиций. В Европейском союзе соответствующая доля составляет в среднем 19%, а, например, в Швеции– целых 26%. Отдельный вопрос заключается в том, является ли при сегодняшней экономической структуре прыжок до такого уровня вообще возможным.
    Новые инвестиции не обязательно будут от сегодняшних компаний
    В контексте Эстонии причина недостаточных инвестиций может быть более прозаичной, чем приход новой экономики. Если оставить в стороне крупные государственные предприятия, то традиционно в Эстонии объемные инвестиции совершали в первую очередь промышленные предприятия, находящиеся в иностранном владении. Дочерние компании крупных, в основном, скандинавских компаний были созданы в Эстонии уже 15–20 лет назад, чтобы извлечь выгоду из значительно более низких затрат на рабочую силу, а также преимущества географической близости. Экстремальный рост заработной платы последних лет явно снизил прибыльность таких бизнес-моделей, и вполне вероятно, что, по крайней мере, некоторые инвесторы задумались о том, целесообразно ли перевести трудоемкий бизнес в другое место или попытаться ограничить затраты на рабочую силу за счет технологических инвестиций. Для многих может оказаться разумным продолжить в Эстонии, увеличив долю технологии и уменьшив долю персонала. Однако во многих компаниях такая замена может оказаться невозможной, вследствие чего они избегают крупных инвестиций и готовятся скорее к скорому уходу с рынка.
    Как государство должно поддерживать инвестиции
    И в заключение — необходимо ли вмешательство государства в нынешнюю ситуацию? По большому счету мы имеем дело с эволюцией экономики, но вопрос, заданный президентом Кальюлайд на уходящей неделе, вполне уместный. Возможно, нам стоит задуматься, как вместо благоприятствовавшей до сих пор физическим инвестициям налоговой системы направить предприятия инвестировать в деятельность, на которую не распространяются существующие льготы? Различия в социальном налоге звучат на практике как головная боль, которая может принести больше вреда, чем пользы. Однако, если экономика меняется, нет смысла бесконечно держаться за старое, скорее стоит задуматься о том, что может оказаться выгодным для новых бизнес-моделей.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Исчезновение российских туристов ударит по ида-вируским предпринимателям
Если ограничивать предпринимательство таким образом, что оно недосчитывается трети клиентов, для Ида-Вирумаа это будет означать серьезные потери, сказал в интервью радио Äripäev глава Spa Tours Калле Куузик.
Если ограничивать предпринимательство таким образом, что оно недосчитывается трети клиентов, для Ида-Вирумаа это будет означать серьезные потери, сказал в интервью радио Äripäev глава Spa Tours Калле Куузик.
Мосбиржа допустит к торгам облигациями нерезидентов из «дружественных стран»
Московская биржа c 15 августа вновь допустит к торгам облигациями иностранных инвесторов «из стран, не являющихся недружественными», сообщает BBC News.
Московская биржа c 15 августа вновь допустит к торгам облигациями иностранных инвесторов «из стран, не являющихся недружественными», сообщает BBC News.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Экономист: экономический спад приводит к умеренному росту безработицы
До сих пор экономика Эстонии хорошо справлялась с кризисами разного рода. Во втором квартале ситуация на рынке труда оставалась хорошей. Число занятых было высоким, а уровень безработицы – низким. Включая беженцев с украинской войны, уровень безработицы оценивается в 6,5%. Беженцы от войны составляли десятую часть зарегистрированных безработных, пишет Лийз Эльмик, старший экономист Swedbank.
До сих пор экономика Эстонии хорошо справлялась с кризисами разного рода. Во втором квартале ситуация на рынке труда оставалась хорошей. Число занятых было высоким, а уровень безработицы – низким. Включая беженцев с украинской войны, уровень безработицы оценивается в 6,5%. Беженцы от войны составляли десятую часть зарегистрированных безработных, пишет Лийз Эльмик, старший экономист Swedbank.
Как российский бизнес укрылся в Эстонии от потрясений сто лет назад?
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.