• Поделиться:

    Путь далёк до Марракеша

    Войну за и против миграционного пакта можно было бы назвать борьбой с ветряными мельницами, если бы противостоящие силы не представляли реальные противоположные идеологии, и вопрос в том, за кем окажется поле боя – за приверженцами терпимости и гуманизма или проповедниками ксенофобии и национального эгоизма.

    Пакт ООН о миграции сам по себе, похоже, имеет косвенное отношение к разгоревшимся словесным баталиям, поскольку то, что должно быть подписано в марокканском Марракеше представляет собой рамочное соглашение, призванное в какой-то степени регулировать миграционные проблемы.
    Решение о разработке такого соглашения было принято в 2015 году, на пике миграционного кризиса, и как раз для того, чтобы как-то с ним справиться.
    Как и все документы ООН, это рамочное соглашение не представляет собой договора между странами в смысле международного права и, следовательно, не является юридически связывающим тех, кто его подпишет. Вопреки расхожему мнению, поддерживаемому пропагандой противников пакта, он никаким боком не касается ненавистных им квот переселенцев, поскольку должен заниматься вопросами миграции, а не проблемами беженцев.
    Это две разные вещи, регулируемые разными актами.
    Но зачем входить в такие подробности, когда глобалистский враг у порота, как сообщали лозунги в руках у участников акции протеста, проведённой у Дома Стенбока главной эстонской национальной антиглобалистской силой – партией EKRE.
    Вице-председатель EKRE Мартин Хелме начал сбор подписей против присоединения Эстонии к соглашению. Ну, для Хелме, как давно известно, всё очень просто, и единственная статья единственного устраивающего его пакта должна звучать так: «Kui on must, näita ust!».
    Но где-то в близких от него рядах пристроился Урмас Рейнсалу из «Исамаа», а он как-никак министр юстиции в правительстве Юри Ратаса . И это обстоятельство сделало очень проблематичным одобрение документа правительством.
    Несмотря на то, что премьер-министр публично осудил тех, кто пугает пактом о миграции, принятая в правительстве процедура предусматривает, что для одобрения того или иного акта нужен консенсус входящих в коалицию партий. А его нет, о чём Рейнсалу дал ясно понять.
    В Европе (да и не только – об отказе подписать соглашение объявил, ясен перец, Дональд Трамп) в войнушку, начавшуюся, когда пора было собираться в путь в Марракеш, немедленно ввязался весь «антиглобалистский» бомонд, ухватившийся за отличную возможность укрепить свои позиции в глазах напуганного им же электората.
    В Эстонии ровно то же самое, ещё усиленное предстоящими в марте парламентскими выборами. В этом и заключается главная опасность и главная интрига – за кем останется поле сражения.
    Если Эстония не присоединится к рамочному соглашению ООН о миграции, ничего ровным счётом не случится. Март Хелме стращал своих читателей и избирателей тем, что случится, если присоединится. Мол, что значит, никаких обязательств! Вот ведь и президент Керсти Кальюлайд, и глава МИД Свен Миксер проговорились – коль подпишем, то надо будет и выполнять!
    Всё верно, говорили. Но что надо будет выполнять, вернее, соблюдать? Принятые пока ещё в Европе морально-этические нормы, которые всего десятилетие назад казались само собой разумеющимися и впитавшимися в плоть и кровь нормальных людей.
    Такие как терпимость, неприятие агрессивности. Да, назовём их хотя бы правилами приличия. Вот что. Если же не подпишем, если наш президент не появится в Марракеше, то никто нас, разумеется, не осудит и никаких санкций не применит.
    Но госпоже Кальюлайд придётся встать рядом с венгерским премьером Виктором Орбаном, чешским президентом Милошем Земаном, польским партийным лидером Ярославом Качиньским, Эстонию будут включать в один перечень с Италией, ведомой популистским «Движением 5 звёзд» и крайне правой «Лигой», с Австрией, где все силовые министерства в руках Партии свободы, лишь немного подчистившей свой имидж с тех пор, когда она воспринималась как откровенно неонацистская. Не правда ли, достойная компания?
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Причиной резкого скачка цен стала смехотворно малая нехватка энергии
Странам Балтии не хватило всего 2,14 МВт-ч электроэнергии, чтобы предотвратить скачок ее биржевой цены до 4000 евро за мегаватт-час. И это – несмотря на то, что литовская энергетическая компания Ignitis делала бирже Nord Pool несколько предложений купить у нее дополнительные мощности. Однако эти предложения рынку не подошли из-за биржевых алгоритмов.
Странам Балтии не хватило всего 2,14 МВт-ч электроэнергии, чтобы предотвратить скачок ее биржевой цены до 4000 евро за мегаватт-час. И это – несмотря на то, что литовская энергетическая компания Ignitis делала бирже Nord Pool несколько предложений купить у нее дополнительные мощности. Однако эти предложения рынку не подошли из-за биржевых алгоритмов.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Передовица ДВ: «незаметные» 90%
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
«Моя дочь в свои 6 лет – лучший инвестор, чем я»: как родители инвестируют от имени детей
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.