Artikkel
  • Поделиться:

    Передовица ДВ: монополия - не игра

    Фото: Антти Веэрмаа

    Новость о том, что компания Маргуса Линнамяэ, управляющая сетью кинотеатров Apollo, в апреле купила крупнейший в Эстонии кинотеатр Coca-Cola Plaza, прошла почти незаметно, поскольку по масштабам это не сделка века. Но мы хотим ещё раз напомнить нашим читателям о ней и о том, чем опасны монополии.

    Формально монополии на рынке кинопроката пока нет, настаивает Департамент конкуренции. Коронакризис снизил размер рынка, так что доля оказалась ниже установленных законодательством ограничений. Но сам Департамент признаёт, что в Тарту Apollo стал игроком с монопольной долей. Кроме того, есть риск монополизации других секторов эстонской экономики: например, два портала недвижимости фактически контролируют рынок, а крупный портал купли-продажи автомобилей вообще один. Возможно, слишком крупного и незаменимого игрока создают сейчас в Палдиски, где две компании будут строить СПГ-терминал.
    Бывают ли монополии оправданы? Очень редко. Даже признанную монополию государства на эмиссию денег ставит под вопрос криптовалюта. Можно примириться с временными монополиями, которые возникают при появлении новой технологии или уникального продукта, но только на тот период, пока то же не стали предлагать конкуренты. Но тут важно, чтобы первооткрыватель не устанавливал дискриминирующие условия, и конкуренты имели возможность зайти на рынок.
    Почему экономисты не любят монополии? Потому что при монополии нет конкуренции, а конкуренция, как известно, это жизнь торговли (и смерть торговца).

    Бывают ли монополии оправданы? Очень редко. Даже признанную монополию государства на эмиссию денег ставит под вопрос криптовалюта.

    Строго говоря, монополия - это неэффективно. В классической модели монополист устанавливает высокую цену, но при этом оставляет выпуск товара не на оптимальном, а на удобном для себя уровне (это называется уровень максимизации прибыли). В итоге рыночный механизм (выше цена - выше предложение - ниже цена) не работает, товаров производится меньше, чем нужно для установления равновесия. То есть монополия грозит и ростом цен, и дефицитом.
    Монополизация может затормозить развитие целого сектора. Действительно, зачем монополисту инвестировать в развитие, переходить на инновационные решения, если конкурировать не с кем и в принципе всё устраивает?
    Монополия, то есть концентрация рыночной власти в одном лице, в конечном счёте ограничивает свободу. Покупатели и клиенты не смогут «проголосовать ногами», прекратив ходить в магазин, где им нагрубили, если соседнего магазина просто не существует. Не зря экономическое направление ордолиберализм (от лат. ordo – «порядок» и liberalis – «свободный») считало концентрацию рыночной власти у частных организаций не меньшей угрозой свободе человека, чем концентрацию политической власти. А что бывает, если нет конкуренции во власти и есть монополия на СМИ, мы видим на печальном примере соседней страны, выливающимся в мировую трагедию.
    Мы призываем помнить, что монополия - невыгодное для общества состояние. Принимая решения по конкретным сделкам, власти должны исходить из общественных интересов.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Цены на нефть опустились до майского минимума
Как сообщает Financial Times, цены на нефть накануне снизились до майского минимума — опасения трейдеров по поводу рецессии и падения спроса растут.
Как сообщает Financial Times, цены на нефть накануне снизились до майского минимума — опасения трейдеров по поводу рецессии и падения спроса растут.
Нестор: гонка потребления сбавляет темп, пессимизм нарастает
После весенней гонки рост потребления наконец-то сбавляет темпы. Это признак все более пессимистичного взгляда людей на будущее экономики, пишет экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
После весенней гонки рост потребления наконец-то сбавляет темпы. Это признак все более пессимистичного взгляда людей на будущее экономики, пишет экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
Деревообрабатывающая промышленность получила серьезный удар: цены падают, заказы исчезают
Эстонские производители пиломатериалов столкнулись с суровой реальностью – цены на древесину падают, а заказы исчезают. Это связано с тем, что клиенты заполнили склады дешевой российской древесиной еще до вступления в силу санкций, а волна ремонтно-строительных работ, захлестнувшая людей во время пандемии коронавируса, стихает.
Эстонские производители пиломатериалов столкнулись с суровой реальностью – цены на древесину падают, а заказы исчезают. Это связано с тем, что клиенты заполнили склады дешевой российской древесиной еще до вступления в силу санкций, а волна ремонтно-строительных работ, захлестнувшая людей во время пандемии коронавируса, стихает.