23 февраля 2011

Время седлать «газель»

Венчурный капиталист Аллан Мартинсон считает, что сейчас самое благоприятное время для того, чтобы начать собственное дело, потому что цена возможной неудачи никогда ещё не была такой низкой, а, значит, если с первого раза не получится, можно пробовать ещё и ещё, и, в конце концов, удача придёт.

В чём смысл этого призыва, с которым ДВ в целом согласны? Помнится, в разгар кризиса тоже говорилось о том, что именно сейчас, когда уходят конкуренты, а цены падают, самое время ловить удачу за хвост. Сегодняшняя ситуация уже отличается от положения год и два назад. И «дешевизна падения», о которой говорит Мартинсон, означает не столько цены, сколько увеличившиеся возможности, причём хотя бы частично – при сохранении тех условий, которые «подарил» кризис.

Наши основные экспортные рынки оживают. Хорошие показатели экспорта в конце прошлого года наглядно это подтверждают. Рост экспорта (пока только он) вызвал активизацию перерабатывающей промышленности и послужил причиной экономического роста по итогам 2010 года на 3,1%, а в четвёртом квартале – на 6,6%. Немаловажна и роль перехода на евро.

При всех страхах по поводу «тотального роста цен» и заклинаниях скептиков о том, что в самом лучшем случае общеевропейские деньги нам просто ничего не дадут, доверие инвесторов, несомненно, выросло.

Со всем вышесказанным, и в т.ч. с «наследием» кризиса в виде большого количества свободной и недорогой рабочей силы, связано перемещение (и возвращение) в Эстонию производства, в частности, из стран Скандинавии.

На государственном уровне действует целый ряд программ поддержки бизнеса через такие организации как KredEx и EAS. И хотя мы сами публиковали исповеди предпринимателей об их неудачном опыте воспользоваться этой помощью, это всё же не обычный и всеобщий опыт.

На днях газета Aripaev опуб­ликовала очередной ТОП «газелей», т.е. наиболее быстро развивавшихся фирм. В списке собственников этих фирм, в т.ч. и предприятий, оказавшихся в верхней части перечня, немало русских фамилий.

Беглый подсчёт показал, что их примерно треть. Это, собственно говоря, соответствует общему соотношению эстонского и не эстонского населения в стране. В списках «газелей» по естественным объективным причинам не фигурируют предприятия, которые в наших масштабах можно назвать «гигантами». Т

ак уж сложилось, что основная масса представителей того, что мы условно называем «русским бизнесом», сосредоточена в сфере малого и среднего предпринимательства, будь то производство, розничная и оптовая торговля, экспедирование или оказание других услуг, в т.ч. инновационных и наукоёмких, связанных с областью ИТ. При этом именно малый и средний бизнес даёт не только в Эстонии, но и вообще в Европе львиную долю всех налоговых доходов, общественного продукта и рабочих мест. 

Призыв воспользоваться «дешевизной ошибки» при создании собственного дела означает, грубо говоря, ещё и то, что, если нет работы, попытайся «сделать» её сам – для начала, создав рабочее место для самого себя, а там, коли дело пойдёт, и для других. Тем более, что ниш, где можно проявить активность, не ломясь в закрытые ворота, не так уж мало.

Как заметил тот же Аллан Мартинсон, не важно, в какой области начинать – отмеченные им условия везде более или менее одинаковы. Тут, кстати, и обширное поле деятельности для тех политиков и политических сил, которые сейчас, накануне выборов, позиционируют себя в качестве заступников прав русского населения.

Нет, видимо, причин сомневаться в их искренности, но вместо того, чтобы бесплодно стенать о его тяжкой доле, займитесь тем, чтобы устранить бюрократические рамки на пути малого бизнеса, чтобы очередное высказывание премьер-министра о «пределе достаточности» экспорта в Россию не понималось теми же бюрократами как руководство к действию (хотя сам премьер явно просто подразумевал, что такая доля вполне оптимальна).

Короче, дел достаточно, и упомянутые русские (и нерусские) бизнесмены из ТОПа «газелей», да и не они одни, вам только «спасибо» скажут.

Autor: dv.ee Istsenko Olga

Самое читаемое