30 ноября 2011

Кренгольм: сладки даже остатки

Основной материал текущего номера ДВ – история банкротства некогда флагмана эстонской текстильной промышленности, нарвского Кренгольма. Уже более года как предприятие встало, банкротный процесс в разгаре.

Такому предприятию, как Кренгольм, наверно, действительно было сложно выжить, учитывая колоссальную конкуренцию со стороны азиатских производителей и постоянный рост затрат (рабочая сила, электро­энергия, тепло, вода и т.д.). В этом смысле трудно судить, можно было спасти предприятие или нет и есть ли в этом банкротстве вина шведских владельцев компании.

Тем более что Кренгольм далеко не единственное предприятие, которое перестало существовать после приватизации, более того, оно ещё сумело продержаться довольно долго по сравнению со многими другими.

Но что касается самой процедуры банкротства, то, по мнению ДВ, она представляется недобросовестной, слишком много в этой истории тёмных пятен.

Вполне понятно, что из-за банкротства столь крупного предприятия пострадали очень многие – работники, поставщики, государство и т.д. Но подозрительным образом основной владелец компании в данной ситуации не выглядит сильно пострадавшим. Более того, он вполне процветает.

Для начала можно вспомнить историю четырёхлетней давности, когда буквально на следующий день после судебного решения о взыскании задолженности Кренгольма перед Narva Vesi на сумму более 19 млн. крон вся недвижимость предприятия оказалась проданной фирме, принадлежащей одному из крупнейших владельцев нарвского предприятия. Т.е. человек просто переложил имущество из того кармана, на который нацелилась рука судебного исполнителя, в другой карман, куда этой самой руке уже не дотянуться.

Помнится, эта сделка в своё время наделала много шума. Кстати, это не наш вывод, что сделка не чистая. Об этом объявил и Вируский уездный суд, который посчитал факт продажи имущества основанием для подозрений, что ответчик таким образом пытается избежать удовлетворения иска. Но скандал в конечном итоге ничем не закончился. Во всяком случае, вся недвижимость Кренгольма так и осталась в руках у основного владельца, и не слышно, чтобы кто-то пытался оспорить эту сделку.

Чуть больше года назад компания Kreenholmi Valduse AS была признана банкротом. Но выяснилось, что крупнейшими кредиторами предприятия являются шведский банк Svenska Handelsbanken и материнская компания Кренгольма, тоже шведская фирма Boras Wafveri.   

В самом по себе этом факте нет ничего необычного, если бы не ряд странностей. В частности, оказалось, что шведский банк активно кредитовал предприятие в 2008 г. и в 2009 г., когда его финансовое положение уже было, мягко говоря, сложным. И это в разгар кризиса, когда получить доступ к кредитным ресурсам было очень сложно и для фирм с гораздо меньшими проблемами.

Более того, буквально за месяц до банкротства банк предоставил очередной кредит, причём беспроцентный. Можно понять, когда беспроцентный кредит предоставляет фирме её владелец, но совершенно нельзя понять в данной ситуации мотивов банка, прокредитовавшего почти на 65 млн. крон компанию, у которой уже даже нет недвижимого имущества. 

Очень трудно, если не невозможно поверить в глупость или тем более бескорыстность банка. Значит, единственное логическое объяснение этому – форма сделки не отражает её сути. Тем не менее требования банка обеспечены так называемым коммерческим залогом, т.е. всем оставшимся движимым имуществом, что фактически не оставляет другим кредиторам никаких шансов получить хоть что-то из этого банкротного процесса.

Не менее загадочна ситуация с требованиями материнской компании. Т.е. за два месяца до банкротства последняя вроде как отказалась от всех своих требований к Кренгольму, а потом вдруг каким-то загадочным образом эти требования вновь материализовались, причём заметно увеличившись в размере. В результате банк и материнское предприятие имеют больше всего голосов на собрании кредиторов, что позволяет им полностью игнорировать интересы других.

Во всей этой грустной истории обнадёживает только то, что вся эта хитрая схема имеет немало изъянов, что оставляет шанс кредиторам защитить свои права в суде и в конечном итоге добиться хоть какой-то справедливости после окончательной ликвидации предприятия.

Autor: dv. ее

Самое читаемое