29 марта 2012
Поделиться:

Загадочный Ансип 

«Волна митингов и забастовок, прокатившаяся в феврале-марте по всей Эстонии, на первый взгляд не оставила глубокого следа ни в экономической, ни в общественно-политической жизни страны. Но это только на первый взгляд.

Хотя премьер-министр Андрус Ансип и заявил в день начала забастовок, 8 марта, что никакого ремонта правящей коалиции из-за волны забастовок не последует, однако некоторые признаки свидетельствуют: перемены, и вполне ощутимые, неизбежны», пишет автор в газете «Невское Время».

«Нельзя сказать, что эти признаки остались незамеченными. Просто, видимо, менталитет у жителей Эстонии таков, что знаковые события и факты здесь протекают без внешних эффектов, буднично и неброско. Это относится и к самим митингам и забастовкам, которые известный эстонский поэт и переводчик Борис Балясный охарактеризовал с почти афористичной меткостью: «Разумеется, это большой шаг, что у нас люди вообще стали бастовать. Но все так чинно, так интеллигентно!..»

Но вернемся к признакам грядущих перемен. Выступая 23 февраля на традиционном приеме мэра Тарту по случаю годовщины независимости Эстонии, Андрус Ансип выразил надежду, что у Эстонии будет все хорошо и для национальной меланхолии нет причин. При этом глава кабинета министров без всякой видимой логики отметил: некоторые соотечественники устали от стабильного правительства и постоянного премьер-министра, поэтому следующий кабинет он формировать не будет. Премьер пообещал, что если желание сотрудничать в нынешней коалиции исчезнет еще до следующих парламентских выборов (читай – если разразится правительственный кризис), то автоматически закончится и срок его пребывания на высоком посту: больше он «правительство формировать не намерен ни до, ни после выборов в Рийгикогу».

Правда, до этих выборов остается еще три года, но чем черт не шутит…

А на возможность подобных шуток весьма прозрачно намекнул 12 марта политический «крестный отец» нынешнего премьера – еврокомиссар Сийм Каллас, который в 1994 году основал и возглавил Реформистскую партию Эстонии, а спустя ровно 10 лет, уходя на пост вице-президента Европейской комиссии, оставил Ансипу кресло председателя партии и, по сути, автоматически – главы правительства.

Комментируя забастовки в Эстонии, Каллас высказал мнение, что в Эстонии «беспрецедентно долго у власти было правительство с одной идеологией», добавив при этом: «Неизбежно время любого правительства рано или поздно истекает!»

На предмет беспрецедентности срока пребывания у власти Сийм Каллас говорит с полным знанием дела. Такого в новейшей истории Эстонской Республики еще не было, чтобы одному и тому же лицу президент(ы) поручал(и) формирование правительства страны три (!) раза подряд. При этом важно даже не столько магическое число 3 само по себе, сколько тот факт, что все возглавлявшиеся им кабинеты исправно дослуживали отпущенный им срок. Таким образом, на счету нынешнего премьера как минимум 3 (опять магия!) рекорда, если считать его личное достижение на выборах 2007 года, когда Ансип набрал небывалое до того число голосов: 22540.

Простое ли совпадение или здесь просматривается некая заданность, но вот еще пара фактов. Сийм Каллас стал еврокомиссаром в возрасте 56 лет. Андрусу Ансипу в текущем году тоже исполняется 56… При этом в СМИ все чаще стали появляться высказывания экспертов-политологов о том, что Каллас, вероятно, станет следующим кандидатом на пост главы эстонского государства, и тогда место в Еврокомиссии, вот уже восемь лет принадлежащее Эстонии, логично может быть «по наследству» передано преемнику Калласа на посту лидера Реформистской партии и правительства Эстонской Республики, а именно – Андрусу Ансипу. Не отсюда ли «растут ноги» у высказываний об отказе в любом случае формировать следующий кабинет министров?

Вероятность того, что Ансип попадет-таки в кресло еврокомиссара, достаточно велика. И поэтому есть смысл пристальнее приглядеться к фигуре нынешнего главы правящей в Эстонии коалиции: с кем придется иметь дело в Еврокомиссии.

Химик по образованию (диплом Тартусского государственного университета, 1979 год), свою политическую карьеру Андрус Ансип начал в рядах КПСС. С 1986 по 1988 год он сделал неплохую партийную карьеру – от инструктора отдела промышленности до заведующего орготделом Тартусского райкома КПЭ. Позднее, уже когда Ансип сформировал свой первый кабинет, известная правозащитница Лагле Парек, проведшая в советское время несколько лет в лагерях за свои политические взгляды, обвинила нового премьер-министра в том, что это именно он в 1988 году санкционировал с применением дубинок и служебных собак разгон демонстрантов, собравшихся в Тарту, чтобы отметить очередную годовщину пакта Молотова–Риббентропа. Впоследствии, отвечая на вопросы журналистов о том, права ли бывшая диссидентка, Ансип заявил, что он не мог быть причастным к травле демонстрантов, поскольку в это время «пил чай у тещи». На этом тема его мрачного коммунистического прошлого была исчерпана…

После восстановления государственного суверенитета Эстонии в августе 1991 года молодой амбициозный уроженец университетского города достаточно успешно занимался поочередно политической и коммерческой деятельностью, пока в ноябре 1994-го не стал вместе с Сиймом Калласом одним из основателей и членом правления Реформисткой партии Эстонии.

Серьезным испытанием для него были тяжелейшие травмы, полученные в апреле 1996 года, когда во время велосипедной тренировки Ансипа сбила машина. Первые три месяца после многочасовой операции он был прикован к постели, затем некоторое время мог передвигаться только в инвалидном кресле. Лишь через полтора года Ансип вернулся к работе.

В 1998 году он стал мэром родного Тарту, и с этого времени его карьера уже непрерывно связана с политикой. В сентябре 2004 года Ансип был назначен на пост министра экономики и коммуникаций, в ноябре того же года он встал во главе Реформистской партии, а уже 1 апреля 2005 года президент Арнольд Рюйтель поручил ему сформировать кабинет министров. С тех пор Андрус Ансип бессменно возглавляет правительство республики.

Безусловно, он уже вписал свое имя в историю страны как глава правительства, при котором Эстония присоединилась к зоне евро. Ведомая его твердой рукой, республика более-менее успешно миновала такие «сциллы и харибды», как резкое сокращение российского нефтяного транзита в ответ на перенос памятника Воину-освободителю; взрыв «мыльного кредитного пузыря» и острый пик финансово-экономического мирового кризиса; двойной секвестр государственного бюджета, вбивание финансовой системы в рамки маастрихтских критериев при переходе на единую европейскую валюту. А твердую руку если и не любят, то уважают…

Не первостепенная, но достаточно показательная деталь: несмотря на жесткую позицию при реализации государственной политики в области гражданства и языка, Андрус Ансип все свои интервью российским и другим русскоязычным массмедиа охотно дает на почти безукоризненном, хотя и несколько тяжеловесном русском языке. Кроме этого он владеет также английским и несколько хуже – немецким.

Будет ли следующее правительство Эстонии, сформированное уже преемником Ансипа, столь же устойчивым? А главное – будет ли оно более покладистым в отношениях с восточным соседом? Бог весть».

 

Autor: Ирина Бреллер

Поделиться:
Самое читаемое