Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Почему у Эстонии получились реформы?

    Из всех республик бывшего СССР Эстония добилась наибольшего успеха в проведении последовательных и очень жестких экономических реформ.

    Из всех республик бывшего СССР Эстония добилась наибольшего успеха в проведении последовательных и очень жестких экономических реформ. Давая согласие поразмышлять об этом, я еще не знал о готовящемся к публикации докладе «Балтийский путь в человеческом развитии: двадцать лет спустя». Ученые разных стран анализируют эту тему на основе материала из трех республик Балтии, а также рассматривают ситуацию в Польше, России, Финляндии, Швеции, Дании, странах Бенилюкса и Балкан, пишет эксперт в области транзита Райво Варе.
    Прочитав этот доклад, я сначала приуныл, ибо многие мои мысли, казавшиеся оригинальными, оказались предвосхищены его авторами. И все же успокаивало то, что я нахожусь на правильном пути и личный опыт не подвел.
    Исторические предпосылки реформ в Эстонии
    Что представляли собой эстонские реформы? И почему, по оценкам большинства международных организаций, Эстония за последние 20 лет опередила не только все бывшие республики СССР, но даже многие другие страны Центральной и Восточной Европы?
    Эстонцев всегда – и в советскую и в досоветскую эпоху – отличал твердый индивидуалистический настрой. Надежда на собственные силы, а не на государство, независимость мышления характерны для протестантизма, сыгравшего в истории нации одну из ведущих ролей. В том числе для становления здесь рационального предпринимательского капитализма в его либеральном варианте.
    Особые правовые отношения, сложившиеся в балтийских странах еще в царское время, вселили в эстонцев веру в справедливость суда и верховенство закона. В период независимости между двумя мировыми войнами эстонцы проявили себя как вполне законопослушные граждане.
    Люди отчасти сохранили историческую память о довоенной независимости, включавшей, помимо прочего, приверженность идее частной собственности и популярность малого бизнеса. Даже в условиях послевоенной поголовной насильственной коллективизации в Эстонской ССР сохранялся сектор индивидуального сельхозпроизводства, на который власть смотрела сквозь пальцы. Укоренившаяся протестанская этика поощряла трудолюбие и целеустремленность в достижении индивидуального успеха. Большинство населения воспринимало советскую власть с ее идеологическим диктатом как чуждую и навязанную извне. Этот факт повлиял на ход реформ – они носили очень амбициозный характер и проводились быстрее и решительнее, чем где бы то ни было в посткоммунистической Европе.
    Немалую роль сыграл географический фактор, благодаря которому Эстония получила относительно современную портово-железнодорожную инфраструктуру. С доганзейских времен территория современной Эстонии служила традиционным каналом международной торговли. А торговля предоставляла широкие возможности познакомиться с другими странами и иным образом жизни, сведения о которых так или иначе доходили и до простых граждан. С другой стороны, в советское время вся северная часть страны смотрела финское телевидение – окно в западный, в первую очередь скандинавский мир, который в силу тесных торгово-экономических и социально-образовательных связей с начала ХХ столетия и по сей день был и остается примером в сознании людей.
    В то же время, вследствие отсутствия у эстонцев, как и у других балтийских народов, богатых природных ресурсов (за исключением горючих сланцев) и мощной индустрии (кроме химического производства) отсутствовала и возможность изымать сколько-нибудь значительную природную ренту. Таллинну пришлось зарабатывать каким-то другим, более эффективным способом. Будь то расширение промышленного производства или сферы услуг, например, транспортно-логистических, которые стали одним из немногих секторов, в котором она сразу сумела успешно включиться в международное распределение труда в первые и самые трудные годы перехода от советской экономики.
    Даже в условиях социалистической системы балтийские республики прочно удерживали лидерство с точки зрения эффективности экономики, о чем сегодня неохотно вспоминают. Несколько лет назад я был поражен, прочитав мемуары одного специалиста, в которых тот утверждает, что по расчетам Госплана СССР, каждый вложенный в Прибалтику рубль давал отдачу в полтора раза больше, чем в европейской части страны, не говоря уже о других регионах. Стало быть, туда было целесообразно вкладывать средства даже с точки зрения искаженной идеологией и централизацией советской экономики.
    В силу особенностей специализации советского времени, Эстония не имела сверхмощной промышленности и большого количества крупных предприятий, в том числе военно-промышленного комплекса, завязанных на другие производства по всей территории СССР (по сравнению с другими прибалтийскими республиками, особенно Латвией). Поэтому ее в целом более мелкие предприятия обладали более высоким потенциалом быстрого присобления к новым условиям. К тому же, на считанных крупных предприятиях работало относительно небольшое количество трудовых мигрантов из разных областей в основном европейской части России, Белоруссии и Украины, и это не создало критической массы недовольства быстрыми реформами, что наблюдалось в других сверхиндустриализированных регионах.
    Полный материал на портале «Россия в глобальной политике»
     
    Autor: dv. ее
  • Самое читаемое
Крупный фонд выставил на продажу большое количество акций Tallink
В понедельник Infortar объявил о своем намерении сделать добровольное предложение о поглощении, после чего множество инвесторов начали продавать акции компании, а один иностранный фонд выставил на продажу крупный пакет акций.
В понедельник Infortar объявил о своем намерении сделать добровольное предложение о поглощении, после чего множество инвесторов начали продавать акции компании, а один иностранный фонд выставил на продажу крупный пакет акций.
Делов-то: зачем закрывают границу с Россией, враскоряку на зеленом переходе, «ИИ – чушь, но надо развивать»
В очередном выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают, что вызвало кризис на границе в Нарве, почему правительство приняло свои решения о границе, почему Эстония рухнула в рейтинге конкурентоспособности, как мы оказались в ситуации экономического кризиса, и нужно ли нашей стране инвестировать в ИИ, чтобы вернуть былую славу и гордость IT-державы.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают, что вызвало кризис на границе в Нарве, почему правительство приняло свои решения о границе, почему Эстония рухнула в рейтинге конкурентоспособности, как мы оказались в ситуации экономического кризиса, и нужно ли нашей стране инвестировать в ИИ, чтобы вернуть былую славу и гордость IT-державы.
После выборов в Европарламент: интрига сохраняется
После выборов в Европарламент прошло уже почти две недели, но поствыборная интрига сохраняется, причем варианты ее разрешения в Брюсселе и Таллинне тесно переплетены, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
После выборов в Европарламент прошло уже почти две недели, но поствыборная интрига сохраняется, причем варианты ее разрешения в Брюсселе и Таллинне тесно переплетены, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Бычий рынок продлится еще три года: стратегия, которая поможет за это время разбогатеть
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.