16 апреля 2018
Поделиться

Сложное время во внешней торговле

Михкель Нестор
Экономический аналитик SEB
Михкель Нестор Экономический аналитик SEB   Фото: Scanpix

Экспорт в начале года сильно увеличился, однако рост основывался преимущественно на успехе одной промышленной отрасли. Хотя мы и начинаем беспокоиться о влиянии роста зарплат на нашу конкурентоспособность, тем не менее, ее уменьшение до сих пор незаметно. Однако сегодня глобальный товарообмен обременен более крупными проблемами.

Сланцевая промышленность наращивает экспорт

Аналитики, прогнозирующие развитие экономики, практически сошлись во мнении, что для эстонского экспорта 2018 год мог бы оказаться успешным. До сих пор количественные показатели соответствовали ожиданиям: в январе экспорт товаров, произведенных в Эстонии, вырос в годовом сравнении на 12%, в феврале – на 14%. Однако здесь источники роста неожиданно оказались однобокими. В частности, за сильными показателями экспорта товаров стоит увеличившийся вывоз минеральной продукции, то есть в основном сланцевого масла. По сравнению с тем же периодом прошлого года, экспорт минеральной продукции в течение двух первых месяцев 2018 года увеличился на целых 100 млн. евро, то есть почти на 75%. Без учета возросших продаж сланцевого масла рост экспорта в январе-феврале был бы намного скромнее, ограничившись 6,5%.

Насколько доминирующей в росте экспорта является значимость сланца, характеризует тот факт, что если продажа минеральных продуктов выросла за два месяца на 100 млн. евро, то экспорт металлов и металлических изделий, давший по размеру следующий вклад, увеличился за тот же период всего на 13 млн. евро. Экспорт группы товаров, попавших в данный момент в центр тарифной войны между США и Китаем, приходился, прежде всего, на более сильную продажу различных металлоконструкций. В свете возможного распространяющегося влияния торговой войны, с одной стороны, можно положительно отметить, что экспорт металлических изделий значительно расширился в Финляндию, Германию и даже в Объединенные Арабские Эмираты. С другой стороны, высокая диверсификация экспорта указывает на глобальность рынка эстонской металлической промышленности, поэтому перенаправление товарных потоков и плотная конкуренция могут повлиять также на результаты здешних предприятий.

Третий по величине вклад в рост эстонского экспорта в начале года внесли увеличившиеся продажи растительных продуктов за границу, которые по сравнению с первыми двумя месяцами 2017 года возросли на 10 млн. евро. В основном экспорт вырос за счет продажи зерновых. Поскольку в случае зерновых аналогично нефти или металлам имеется дело с сырьем, торгуемым на международном рынке, то сельхозпродукция Эстонии помимо наших обычных торговых партнеров достигла довольно экзотического региона – Саудовской Аравии.

На такую же сумму, то есть на 10 млн. евро, в рассматриваемый период вырос и экспорт машин и оборудования. Хотя при измерении по относительной шкале рост ограничился 3%, подъем все-таки является значительным, поскольку на протяжении практически всего прошлого года экспорт группы товаров находился на спаде – причиной послужила постоянно уменьшающаяся продажа одного из крупнейших производителей электроники. Большая значимость предприятия в общем экспорте Эстонии сильно повлияла и на статистику, показав ситуацию внешней торговле, пожалуй, в худшем свете, чем это было в действительности. К настоящему моменту дно, похоже, достигнуто, поскольку в феврале нынешнего года вырос экспорт как механического, так и электронного оборудования.

Гипотеза, которая была выдвинута в свете охлаждения шведского рынка недвижимости и строительства и согласно которой до этого быстро увеличивавшийся экспорт домов «под ключ», мебели и деревянных изделий может затормозиться, по итогам как минимум двух первых месяцев, к сожалению, начинает находить подтверждение. По сравнению с тем же периодом 2016 года продажа деревянных изделий в Швецию уменьшилась на 9%, а экспорт мебели и домов «под ключ» – на 14%. Однако для экспорта промышленных отраслей в целом это не оказалось опасным – в январе-феврале экспорт деревянных изделий увеличился соответственно на 3,6%, мебели и домов «под ключ» – на 0,6%.

Уменьшит ли рост зарплат конкурентоспособность Эстонии?

Рассматривая основные статьи экспорта Эстонии, мы считаем необходимым упомянуть, что наша успешность на иностранных рынках основывается, к сожалению, не на уникальных ноу-хау и своеобразных изделиях, а скорее на более низкой цене здешней рабочей силы. В то же время средняя заработная плата показала мощный темп роста, из-за чего расходы предприятий на рабочую силу в течение последних трех лет возросли почти на четверть. В связи с этим усилилась обеспокоенность, что без роста производительности эстонские экспортеры потеряют конкурентоспособность.

Среди недавних анализов данную тему рассматривает последний экономический обзор Банка Эстонии. Простым способом оценки конкурентоспособности здешних экспортеров является сопоставление роста экспорта с тем же показателем в странах, схожих с Эстонией, или сравнение с ростом спроса на импорт целевого рынка. Анализ все же показывает, что оценка довольно сильно зависит от сравнительной базы. По сравнению со средним показателем по Европейскому союзу или с другими странами Центральной и Восточной Европы экспорт Эстонии рос в последние годы медленнее. В то же время на экспорт Эстонии повлияли многие отдельные события, например, падение экспорта коммуникационной электроники, исходящее от одного крупного предприятия, обусловленные ценой на нефть проблемы в сланцевой промышленности и санкции России на продукты питания. Сравнивая изменение экспорта Эстонии со спросом на импорт наших торговых партнеров, мы смогли все же свою рыночную долю в этом году скорее немного увеличить.

Если объем экспорта в Эстонии по сравнению с конкурентами рос медленнее, то цены экспортируемых товаров и оборот экспорта, согласно анализу центрального банка, росли все же быстрее. Это обстоятельство можно толковать, конечно, довольно естественно: в идеальном случае это выражает развитие эстонских товаров по качеству и добавочной стоимости, а в худшем случае рост – себестоимости, обусловленный удорожанием рабочей силы, что до сих пор удавалось переносить на клиентов. В итоге можно все же констатировать, что признаки того, что более высокие зарплаты были бы пагубны для эстонского экспорта, сложно найти, по крайней мере, сегодня.

Смутные времена в мировой торговле

Наряду с малыми победами и потерями Эстонии на экспортном фронте, над мировой торговлей сгущаются грозовые облака. В частности, разгоревшаяся между США и Китаем тарифная война принимает всё более крупный размах, чем ожидалось. Тарифы, касавшиеся первоначально исключительно стали и алюминия, угрожают теперь разразиться в полномасштабную торговую войну, которая может начать серьезно мешать функционированию мировой торговли.

Разумеется, от ограничений никто не выиграет. Вместо стимуляции отечественной промышленности в США можно ожидать скорее увеличения закупочных цен и перенаправления товарных потоков. Разумеется, такой процесс вызовет умеренную головную боль и будет препятствовать нормальной деловой деятельности. Если попробовать в возникшей неразберихе найти что-то положительное, то, пожалуй, миру требовалось серьезное напоминание того, какую прибыль можно извлечь от свободного товарообмена и какие существуют принципы честной внешней торговли. Иронично, что предпринятые США меры поражают Китай именно сейчас, когда вместо существующей довольно меркантильной экономической политики в последние годы были предприняты смелые шаги для замены имеющейся модели роста моделью, основывающейся на большем внутреннем потреблении. Хотя Европа, освободившаяся от торговых таможен, в ссоре попробовала занять этически более высокую позицию, однако Европейский Союз также небезгрешен. Избыток товарообмена Германии в прошлом году достиг 245 млрд. евро, что является колоссальной суммой. Хотя по утверждению немцев, за этим стоит сильная конкурентоспособность немецких предприятия и общее финансовое поведение жителей, тем не менее, государство не сделало ни одного шага в поисках лучшего равновесия. В долгосрочном плане немцам, однако, все сложнее будет оправдываться, почему остальной мир должен платить им дивиденды. Но если США желает по-настоящему улучшить баланс товарообмена, то американцам есть чему поучиться у немцев при обращении с деньгами.

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее