Новости
Только для подписчиков

Перлинг ответила на предположения о своей возможной предвзятости

Генеральный прокурор Лавли Перлинг  Фото: Andras Kralla

Генеральный прокурор объяснила, из какой логики исходила прокуратура, принимая решения по «делу Сависаара» и обвинению в адрес спутника жизни Кадри Симсон.

Генеральный прокурор Лавли Перлинг ответила на предположения журналистов Äripäev, что решение прокуратуры пойти на соглашение с Центристской партией и вынести ей мягкое наказание в виде штрафа в 25 000 евро напрямую связано с её желанием остаться на посту генерального прокурора на второй срок (предположение обосновывается тем, что 13 мая было достигнуто соглашение, а 15 мая Юри Ратас публично поддержал кандидатуру Перлинг). Свою позицию она объяснила в интервью радио Äripäev.

«Эти вещи вообще никак не связаны между собой», - говорит Перлинг. - «Более того, я бы назвала связывание этих двух событий между собой злонамеренной спекуляцией. Т.н. «дело Сависаара» началось в 2015 году. Целью прокуратуры и КаПо было довести его до суда. Кстати, сам факт того, что обвинение в адрес партии премьер-министра оказывается в суде, уже показывает, что в Эстонии есть независимая судебная система, а также независимая и смелая прокуратура, которая отваживается идти с такими делами в суд», - начинает рассказ она.

«Главной сутью этого дела была ликвидация коррупции в Таллиннской горуправе. Дело против руководителя партии Эдгара Сависаара суд прекратил. Оставались лишь дела против сторонних лиц. Ясное дело, что они хотели завершить этот процесс компромиссом, и поэтому вопрос соглашения всё время висел в воздухе», - рассказывает Перлинг.

«Более того, я осмелюсь задать риторический вопрос: согласитесь, что было бы ужасно если бы прокуратура заявила: «Знаете, у нас тут выборы генерального прокурора, поэтому никаких решений принимать не будем»? Конечно же независимый процесс должен продолжаться и идти своим чередом», - добавила генпрокурор.

Мягкое же наказание в адрес Центристской партии Перлинг объясняет тем, что прокуратура при назначении наказаний всегда исходит из того, как это наказание повлияет на поведение тех людей, в отношении которых оно выносится. Фокус всегда делается на физических лицах. Однако в Центристской партии сменилось руководство.

«К тому же, у прокуратуры нет цели обанкротить организацию, которой мы назначаем наказание. Такой принцип действует везде и всегда, в том числе и для коммерческих предприятий. Предположим, компания не заплатила налоги. Если в ней сменилось руководство, и предприятие делает всё, чтобы налоги заплатить, то мы тоже это учитываем и даём ей шанс. Точно такая же логика применялась в отношении Центристской партии», - говорит Перлинг.

Было ещё одно дело, решение по которому вызвало у журналистов вопросы. Компания HSKan, где работал спутник жизни Кадри Симсон Теэт Сорм, обвинила его в подделке документов. В итоге прокуратура не передала это дело в суд, и тоже вызвало вопросы. Перлинг объяснила свою позицию и по этому вопросу.

«В Эстонии в каждый момент времени есть 13 000 незаконченных дел. Зоркий глаз нашего контроля не может быть направлен на каждое из них - это просто невозможно. Но есть дела, имеющие высокую общественную значимость - и их мы всегда держим на контроле. Данное дело было, безусловно, одним из них. Качество работы прокуратуры должно было быть высочайшим», - рассказывает Перлинг.

Читайте подробнее: Муж Помпеи

«Вынуждена признать… Когда я посмотрела дело, к качеству работы прокуратуры у меня возникли вопросы. И мои подозрения подтвердились решением суда следующей инстанции по данному делу. Поэтому я попросила руководителей и прокуроров об очень простой вещи: «Пожалуйста, обеспечьте в этом деле принцип четырёх глаз». Пускай прокурор, который с этим делом должен пойти в суд, ещё раз его пересмотрит. Если я оказалась неправа, то делаю шаг назад, и мы, конечно же идём в суд. Но если прокуратура и вправду ошиблась, то не можем позволить себе, чтобы один прокурор пошёл в суд первой инстанции предъявлять обвинение, а другой прокурор потом через 3 месяца от этих обвинений отказывается. Если мы сделали ошибку, то нужно признать: мы ошиблись. Именно это в данном случае и произошло», - говорит она.

Интервью в оригинале на эстонском языке можно послушать и посмотреть ниже:

Самое читаемое