Заместитель главы центробанка Финляндии: рынок кредитов вновь представляет угрозу

Марья Нюкянен  Фото: Каролийна Вуоренмякии
Аллан Раявее • 23 ноября 2018 • 6 мин
Поделиться:

Кризис десятилетней давноcти многому научил скандинавские банки, но причины следующего падения могут быть совсем другими, по этой причине как финансовые учреждения, так и регуляторы должны точнее оценивать новые факторы риска, считает заместитель главы центробанка и председатель правления финансовой инспекции Финляндии Марья Нюкянен.

Далее следует интервью с Марьей Нюкянен:

Какие, по вашей оценке, долгосрочные проблемы в экономическом пространстве северных и балтийских стран, что в свою очередь может представлять новые возможности для предпринимателей?

Я считаю, что для регуляторов и финансовых надзорных органов важно обеспечить одинаковые возможности для всех участников рынка. Сейчас в отношении банков установлены жесткие меры, что влечет за собой много дополнительных расходов, но которые тем не менее очень важны.

В то же время, учитывая принцип пропорциональности, на финансовые учреждения, которые предлагают схожие с банками услуги, должны распространяться похожие правила. Так обеспечивается честная конкуренция на рынке. Также ситуация, при которой ряд учреждений финансовых услуг руководствуются менее жесткими правилами, может увеличить риски.

Сейчас на рынках Финляндии и балтийских стран мы видим большое количество не банков, которые предлагают потребительские кредиты, но чьи услуги не регулируются, и за ними нет достаточного надзора. Например, в Финляндии у тебя не должно быть отдельно лицензии для выдачи кредитов, если предприятие не собирает деньги у общественности. Если ты решаешь взять кредит у двух инвесторов, которые его финансируют из своего кармана, то у кредитора может не быть банковской лицензии.

По этой причине за последние годы мы наблюдали заметный рост потребительских кредитов, выдаваемых не учреждениями из банковского сектора. Но у этих частных кредитов высокие интрессы, что неизбежно увеличивает задолженность заемщика и экономические проблемы. Больший риск у тех клиентов, кто, имея небольшой доход или не имея его совсем, получили кредит.

Учреждения, которые занимаются решением вопросов должников, говорят, что раньше люди приходили на консультации, когда их остаток по кредиту был 15 000–20 000 евро, и это считалось большой нагрузкой. Теперь же за консультацией приходят люди, чей остаток по кредиту 40 000–60 000 евро. Причина в том, что сейчас можно получить большой кредит с большим интрессом, и если ты не в состоянии этот кредит погасить, то из ямы сложно выбраться.

Чему научил скандинавские банки последний кризис?

Я всю свою карьеру работала с управлением рисков, из-за чего я всегда более осторожна и вижу все в более темных тонах. Я считаю, что банки извлекли урок или скорее вынуждены были извлечь. Сейчас у банков должно быть хорошее разделение капитала, финансовые буферы, и деятельность должна отвечать требованиям.

Скандинавским банкам в кризис 2008 года досталось не так сильно. Они были готовы к кризису еще до того, как он начался. Это в большей степени потому, что Финляндия, Швеция, Норвегия и Дания уже пережили большие падения в конце 1980-х и в начале 1990-х. Кризис 2008 года был, так сказать, уже в ДНК руководителей банков, и поэтому они были более аккуратными при выдаче кредитов.

Проблема немного и в том, что как и генералы, которые всегда готовятся к первой войне, похожее можно увидеть и в финансовом секторе – банки, регуляторы и надзорные органы четко уяснили ошибки, сделанные до кризиса, но я боюсь, что сейчас появились новые типы рисков, о которых мы, конечно, знаем, но пока еще не осознали их глубину.

Например, киберриски и риски от деятельности, а также риски, связанные с репутацией. Эти случаи с отмыванием денег - хороший пример репутационных рисков. Мой циничный взгляд – люди на самом деле плохо учатся на своих предыдущих ошибках. Таким образом экономика будет дальше развиваться циклично, и следующий кризис настанет, но он может отличаться от предыдущих кризисов.

И тем не менее я считаю, что именно скандинавские банки прочны и готовы к непредвиденным рискам. Но и все участники рынка должны быть на страже и анализировать, что в реальном мире вокруг них происходит.

Как, по вашей оценке, повлияли скандал Danske и вызванная этим череда скандалов в среде скандинавских банков на репутацию финансового сектора в регионе?

Я считаю, что это сигнал не только для банков, но и для учреждений финансового надзора. Европейские банки в широком смысле осознали, что в их действиях, направленных на противостояние отмыванию денег, есть дыры, которые нужно залатать. Также и финансовые инспекции поняли, что они должны анализировать и развивать свои методы надзора.

Но на самом деле скандалы повлияли на деятельность скандинавских банков. Мы видели, что акции банков в последние месяцы падали. Этот тренд по разным причинам коснулся всего банковского сектора Европы. В то же время бартерные сделки на сокращение кредитных рисков обошлись банкам недешево. Учитывая, что раньше стоимость этих бартерных сделок для скандинавских банков была ниже, то теперь банки Северных стран догоняют своих европейских конкурентов.

Но до сих пор рейтинги скандинавских банков не пострадали.

Разумеется, каждый скандал вредит репутации банка. Банки, которые работают в банковском секторе Северных стран, между собой очень связаны, несколько банков действуют во всем регионе, и они зависят от собранных на рынке капитала денег инвесторов. Это означает, что если один попал в беду, то всегда есть риск, что это повлияет и на другие банки в регионе.

Сейчас банки провели общественную разъяснительную работу, как были улучшены меры по борьбе с отмыванием денег и об инвестициях в механизмы контроля. Я считаю, что и финансовая инспекция должна посмотреть в зеркало и понять, что нам нужны более серьезные меры надзора и вмешательства.

У банковских секторов Эстонии и Финляндии длинная общая история, но теперь Nordea планирует в ближайшие годы уйти с эстонского рынка. Означает ли это, связь между двумя экономическими пространствами становится слабее?

Это правда, что из-за шагов Nordea присутствие финских банков, например, в Эстонии, сокращается. В то же время реальная экономика между Эстонией и Финляндией по-прежнему довольно активна. По этой причине, например, в плане налогов связь остается по-прежнему сильной, так есть предприятия, которые ведут дела между собой. В этом плане связь с Эстонией и Финляндией в банковском секторе всегда будет.

И как я уже раньше сказала, банковский сектор на севере очень взаимосвязан. Поэтому если шведские банки работают в Эстонии, то финский банковский сектор все-таки косвенно связан с балтийскими странами.

Прошедший октябрь CNN окрестил «страшным октябрем», когда мировые рынки продемонстрировали падение и аналитики предсказывали начало нового краха. В то же время скандинавские инвесторы оставались довольно спокойными. Это связано с тем, что мы способны сохранять хладнокровие и больше подготовлены к волатильности на рынке?

Волатильность рынка – интересная штука, так как еще недавно живо рассуждали, куда же она пропала. Все равно, что бы не происходило в мире, это не вызывало большой волатильность, то есть рынки не реагировали на экономические события. Теперь, когда волатильность вернулась, все задаются вопросом, откуда она взялась. Так что речь о странном «животном».

Но я бы сказала, что если ты выбрал на рынке себе стратегию, то продолжай ее спокойно придерживаться. Если ты начнешь паниковать и копировать сделки других, то ты всегда будешь опаздывать. Разумеется, свой план действий время от времени нужно пересматривать, но в какой-то степени последовательность может быть полезной. Если реагировать на ситуацию в панике, то это означает, что с реагированием вы уже опоздали.

Больше информации о руководстве, финансовых показателях и бизнес-связях компаний
Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее