Artikkel
Книжные магазины Rahva Raamat ищут варианты поставок книг на русском языке не из России. Пока - без очевидного успеха.Фото: Свен Арбет/ЕМ/Scanpix

Русские книги в Эстонии - уже дефицит

Поделиться:

Издания из России ввезти всё труднее, а стоят они дороже.

Книги на русском языке в Эстонии становятся дефицитом, говорят предприниматели. Ввезти книги из России в ЕС всё труднее.
К тому же новых книг в России будет печататься меньше, а стоить они будут дороже. Эстонские предприниматели ищут новые источники русскоязычной литературы, но пока - без очевидных успехов.
Уже в первые недели вторжения в Украину Россия ощутила удар оттуда, откуда его, кажется, никто не ждал. Едва ли не первым дефицитным продуктом на полках российских магазинов стала мелованная бумага. Случилось это после того, как 1 марта ведущий поставщик химии для отбеливания целлюлозы, финская компания Kemira остановил отгрузку реактивов для предприятий на территории РФ.
Кроме того, часть целлюлозно-бумажных комбинатов, действовавших в России, принадлежит иностранным владельцам, которые остановили бизнес в РФ. Например, крупнейший бумажный завод в окрестностях Петербурга - Светогорский ЦБК. Он с 1998 года входит в состав международной корпорации International Paper со штаб-квартирой в Мемфисе, США. С осени 2021 российский бизнес выделен в отдельную группу компаний, что, впрочем, не уберегло комбинат от остановки.
Часть бумаги просто ввозилась из-за рубежа: по оценкам, которые приводит издание РБК, 71% всей качественной печатной продукции в стране производилось с использованием европейской бумаги.
Российские чиновники дают более осторожные оценки, но даже они свидетельствуют о глубоком кризисе в отрасли. По данным Минцифры, европейские санкции оставят Россию без 40% бумаги от необходимого для работы полиграфического сектора объёма.
Таким образом, оказалось, что страна сильно зависит от импорта. Вот почему независимые эксперты ещё в первые недели войны уверенно предсказали кризис российской книжной индустрии.
30-50%На столько, по оценке российских книгоиздателей, подскочит цена книг в стране.
Так, литературный критик Галина Юзефович в середине марта опубликовала прогноз российских издателей, согласно которому цена книг в России подскочит на 30-50%. Кроме того, эксперт прогнозирует сложности с распространением книг из-за ограничения работы западных соцсетей в РФ.
Не только трудности с бумагой
Книжный кризис повлияет и на доступность русскоязычных книг в Эстонии. И здесь роль играют не только сложности в книгопечатании, но и трудности с оплатой и логистикой.

Не важно, что везут - гречку или книги - важно, где они произведены. Последняя поставка книг шла до нас из Петербурга две недели.

Сергей Фурманюк
руководитель Дома русской книги “Библиоглобус”
"Дефицит книг на русском языке уже есть", - говорит Сергей Фурманюк, руководитель Дома русской книги "Библиоглобус" в Таллинне. При этом бизнесмен подчёркивает, что на сегодня нехватка связана с логистикой, а не с нехваткой бумаги в России: "Не важно, что везут - гречку или книги - важно, где они произведены. Последняя поставка книг шла до нас из Петербурга две недели".
По словам Фурманюка, ту партию книг везла машина, принадлежащая европейской транспортной компании, с европейскими номерами и водителем, с полным комплектом документов, однако от проблем это не уберегло. "Из-за очередей на российско-эстонской границе пришлось ехать через Финляндию, водитель сутки ночевал на нейтральной полосе", - рассказывает он. Ситуацию с доставкой грузов из России предприниматель называет "таможенным беспределом".
По словам Фурманюка, особенно чувствительной будет нехватка специальной и технической литературы на русском языке, тиражи которой и в самой России даже до войны были небольшими.
Велик и риск нехватки популярных переводных книг из третьих стран. Возможно, теперь эстонские издательства могут сами выпускать такую литературу? Фурманюк считает это маловероятным. По его словам, эстонские издательства, печатающие русскоязычную литературу, считают нормальными тираж в 500-1000 экземпляров. При таком тираже покупка лицензионных прав и затраты на перевод не имеют экономического смысла.
Одна из крупнейших книжных сетей Эстонии, Rahva Raamat, пока тоже не высказывает оптимизма относительно поставок из России, равно как и не называет реалистичных путей диверсификации источников литературы.
"В этой сложной и переменчивой ситуации мы не берёмся делать прогнозы. Варианты закупок книг на русском языке не из России ищутся, но предсказать, как будут обстоять дела в будущем, мы не можем", - лаконично сообщила ДВ менеджер по закупкам русскоязычной литературы сети Rahva Raamat Анастасия Батрашева.
Литература как товар двойного назначения
Непросто придётся не только русскоязычному из Европы, но и европейским издательствам, работающим для российской публики.
"Заместить такой огромный рынок как Россия никто не сможет. Причём, речь не только о самих книгах, но и о литературных событиях, российских авторах", - говорит Валентина Кашина, руководительница таллиннского издательства KPD.
Несмотря на потерю большей части традиционного рынка сбыта, издательство KPD, функционирующее с 1998 года, не планирует прекращать работу, говорит Валентина Кашина. Фото: Лийз Трейманн
KPD печатает книги авторов из Эстонии, России, США, Финляндии, Швеции, Армении, но прежде всего специализируется на издании эстонских классиков на русском языке, а также современной эстонской литературы в переводах. По словам Кашиной, о расширении издательской программы или росте тиражей, который мог бы смягчить нехватку русскоязычных книг из России, сейчас не может идти и речи. Наоборот, русскоязычное книгоиздание вынуждено справляться с шоковым снижением продаж из-за закрытия российского рынка.

Везти книги из Эстонии через Россию через таможню трудно. Российская сторона рассматривает их как "товар двойного назначения", потенциально идеологический.

Валентина Кашина
руководительница таллиннского издательства KPD
"На Россию приходилось ⅔ всех наших продаж, и теперь этот рынок практически закрыт. На сегодня мы не можем даже выполнять небольшие интернет-заказы. Везти книги из Эстонии через Россию через таможню трудно. Российская сторона рассматривает их как "товар двойного назначения", потенциально идеологический. И на книги, напечатанные в стране, которая Россией объявлена недружественной, сейчас обращают особое внимание", - рассказывает о ситуации Кашина.
Несмотря на потерю большей части традиционного рынка сбыта, издательство KPD, функционирующее с 1998 года, не планирует прекращать работу. "Это производство, его нельзя остановить в один день. У нас есть сотрудники, авторы, переводчики, уже заключённые договоры, которые мы должны исполнять. Потому сейчас мы ищем способы продолжать деятельность", - говорит директор издательства.
Оптимизм Кашиной внушает в том числе опыт пандемии, когда, с одной стороны, книжные магазины были закрыты, с другой - произошёл взлёт популярности интернет-книготорговли. Чего-то подобного она ожидает и сейчас: "Жизнь всегда находит способ продолжаться. И сейчас тоже найдутся новые пути".

Жизнь всегда находит способ продолжаться. И сейчас тоже найдутся новые пути.

Валентина Кашина
издательство KPD

Российские издатели не сдаются

В крупнейшей российской издательской группе "Эксмо-АСТ" (занимает 25% всего книжного рынка РФ и до 70% в сегменте художественной литературы) на запрос "Деловых Ведомостей" о книжном дефиците и возможностях его преодоления не ответили. Зато своими планами поделились независимые издатели, которые не намерены сидеть сложа руки, наблюдая как рушатся прежние деловые и культурные контакты.
"Самокат" - первое независимое детское книжное издательство в России, работающее с 2003 года. Ещё до начала войны в Украине бизнес начал готовиться к открытию отдельного сайта, ориентированного на европейских клиентов, а также склада на территории ЕС.
Особенно чувствительной будет нехватка специальной и технической литературы на русском языке, говорит Сергей Фурманюк, руководитель Дома русской книги "Библиоглобус" в Таллинне. Фото: Лийз Трейманн
"Наша задача - улучшить коммуникацию с читателями книг на русском языке и упростить логистику", - говорит финансовый директор "Самоката" Анастасия Соколова: "Кроме того, нам кажется важным, чтобы те, кто хочет читать своим детям качественные книги на русском языке, могли делать это даже не находясь в России, не утрачивать связи с культурой".
В "Самокате" выходят переводы книг с более чем 15 языков, и издательство не планирует отказываться от международных взаимодействий. Запуск нового сайта, ориентированного на русскоязычных европейцев и русскую диаспору за рубежом, намечен на май.

Не все европейские типографии сегодня соглашаются работать с заказчиками из России, но мы находим мощности.

Анастасия Соколова
финансовый директор “Самоката”
При этом, по словам Соколовой, поставки книг в страны Балтии, ЕС и третьи страны продолжаются. Сворачивать поставки из России "Самокат" не собирается. Представительница издательства добавила, что компания печатает книги и в Европе, и в РФ, причём пока не испытывает серьёзных трудностей в завозе продукции с территории ЕС. "Есть другая сложность: не все европейские типографии сегодня соглашаются работать с заказчиками из России, но мы находим мощности", - говорит финдиректор "Самоката".
О том же говорит и главный редактор издательства "Бумкнига" Дмитрий Яковлев. Его компания специализируется на издании комиксов. "Мы никогда особо не работали с европейским рынком. Но сейчас такие планы есть, как и возможность поставок", - отмечает Яковлев. По его словам, пока издательство сделало запас комиксов в Риге. В дальнейшем "Бумкнига" планирует в том числе сотрудничать с "Самокатом" в организации склада. "Надеюсь, что всё получится", - резюмирует он.
Поделиться:
Еще одна криптофирма приостановила выплаты
Как сообщает Bloomberg, сингапурская криптофирма Vauld приостановила выплаты на своей платформе и наняла консультантов для оценки собственных перспектив — рассматриваются варианты от реструктуризации до слияния с другими компаниями.
Как сообщает Bloomberg, сингапурская криптофирма Vauld приостановила выплаты на своей платформе и наняла консультантов для оценки собственных перспектив — рассматриваются варианты от реструктуризации до слияния с другими компаниями.
Нестор: гонка потребления сбавляет темп, пессимизм нарастает
После весенней гонки рост потребления наконец-то сбавляет темпы. Это признак все более пессимистичного взгляда людей на будущее экономики, пишет экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
После весенней гонки рост потребления наконец-то сбавляет темпы. Это признак все более пессимистичного взгляда людей на будущее экономики, пишет экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
Деревообрабатывающая промышленность получила серьезный удар: цены падают, заказы исчезают
Эстонские производители пиломатериалов столкнулись с суровой реальностью – цены на древесину падают, а заказы исчезают. Это связано с тем, что клиенты заполнили склады дешевой российской древесиной еще до вступления в силу санкций, а волна ремонтно-строительных работ, захлестнувшая людей во время пандемии коронавируса, стихает.
Эстонские производители пиломатериалов столкнулись с суровой реальностью – цены на древесину падают, а заказы исчезают. Это связано с тем, что клиенты заполнили склады дешевой российской древесиной еще до вступления в силу санкций, а волна ремонтно-строительных работ, захлестнувшая людей во время пандемии коронавируса, стихает.