• Коалиционные переговоры: вот-вот или никогда?

    Главные вопросы, которые пытаются молоть и не могут перемолоть переговорные мельницы, остаются прежними: переход школьного и дошкольного образования на эстонский язык обучения, семейные пособия и государственная энергетическая поддержка домашних хозяйств и предприятий.Фото: Andras Kralla

    Если политики на третьей неделе переговоров о формировании правящего союза продолжают говорить, что «наметилось сближение позиций» и «создание коалиции возможно», это означает, что никаких видимых успехов в действительности нет, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.

    Главные вопросы, которые пытаются молоть и не могут перемолоть переговорные мельницы, остаются прежними: переход школьного и дошкольного образования на эстонский язык обучения, семейные пособия и государственная энергетическая поддержка домашних хозяйств и предприятий.
    По первому вопросу относительно самого принципа у переговаривающихся сторон разногласий в общем-то нет, есть разница подходов к срокам и конкретным методам реализации реформы, практически незаметная у Партии реформ и «Отечества» и существенная у социал-демократов. Что касается второго и третьего вопросов, то тут зерна от плевел, в понимании каждой из сторон, конечно же, все еще не отделены. Принятый реформистами компромиссный вариант предложенного социал-демократами повышения не облагаемого налогом минимума дохода явно не устраивает как паллиатив «Отечество», стоящее за воплощение в жизнь семейных пособий в том виде, в каком они прописаны в законопроекте. Что же касается якобы достигнутого компромисса по так называемой «социальной энергии», о чем сообщил лидер Социал-демократической партии Лаури Ляэнеметс, то в чем он заключается, непонятно, а Ляэнеметс не объясняет, как непонятно и то, что стороны понимают под «социальной энергией»: социал-демократы настаивали на введении потолка цен на энергию, а отечественники – на реформе энергетического рынка.
    Иными словами, ни по одному из главных вынесенных в повестку дня переговоров вопросов партии, собирающиеся сформировать правящую коалицию, до сих пор не договорились. Кая Каллас еще на прошлой неделе посетовала на то, что «Отечество» и ее лидер Хелир-Валдор Сеэдер, похоже, не хотят брать на себя правительственную ответственность в это трудное время. Сеэдер незамедлительно отреагировал резкой отповедью, в которой заявил, что, мол, не мы породили этот кризис, а Кая Каллас, которая неожиданно для всех отправила министров-центристов в отставку и оставила у власти одну свою партию, вместо того, чтобы подать в отставку.
    В этой перебранке, которая сама по себе никак не могла споспешествовать переговорам, правы как Каллас, так и Сеэдер. Что касается Каллас, то она избрала, казалось бы, самый легкий и выгодный для реформистов путь. Увольнение министров-центристов без собственного ухода в отставку означало юридическое сохранение как бы прежнего правительства в измененном составе. За восемь-девять месяцев до парламентских выборов Партия реформ решила не городить огород, а просто пригласить новых партнеров во «временное правительство». Но партия «Отечество» и ее лидер Сеэдер предпочли бы начать писать с чистого лица, то есть с отставки правительства и переговоров «с нуля», полагая что так власть будет более легитимной, а сама партия поправит свое электоральное здоровье к мартовским выборам. Это был бы, в общем-то, верный выбор.
    Получилось пока иначе, но и не так вовсе, как рассчитывали реформисты. Зная, что реформистам в создавшейся ситуации деваться особо некуда, отечественники не ослабляют нажима, занимаясь привычным им и вытекающим из «теории гирек» политическим шантажом, поскольку возможность соскочить с подножки так и не набравшего скорость поезда и принять участие в реставрации старой, «дореформистской» коалиции у них вполне остается. Ведь недаром в свою филиппику в адрес премьер-министра Каи Каллас Сеэдер вставил эпизод про Таллиннскую больницу, заметив при этом, что не является горячим сторонником ее строительства, но, подчеркнув, что не будь в данный момент однопартийного правительства, это не выгорело бы.
    История с лишением проектируемой Таллиннской больницы государственного финансирования, конечно же, особая. Особой ее делает тот факт, что подобное решение было бы невозможно, не развались коалиция центристов и реформистов. Хотя в столичной власти они выступали антагонистами, но союз на Тоомпеа удерживал их от резких шагов друг против друга, а государственное участие в финансировании было решением правительства, состоящего из реформистов и центристов. Но сладка политическая месть, и как только союза не стало, от реформистов прилетела центристам «обратка» на их финт с законопроектом о семейных пособиях совместно с оппозицией, о чем союзники узнали из СМИ.
    Теперь центристы могут сколь угодно много и громко жаловаться на то, что «нас не предупредили», но – получите и распишитесь. Вот вам ровно тем же по тому же месту! Тут следует отметить, что реформисты не просто лишили больницу конкретно государственной доли, но и забрали у нее европейское финансирование, которое распределяется правительством. Это уже удар под дых, или, говоря сегодняшним языком, кидалово. Объясняется это, понятное дело, благородными побуждениями и сложившимися обстоятельствами, во что одни, по большей части политики, но есть там и специалисты, верят, а другие, по большей части специалисты, но и политики тоже, нет. Таковы, однако, наши общественные нравы.
    В рамках этих нравов возможность у «Отечества» соскочить, чтобы сменить партнеров, конечно, остается, но большого желания, похоже, нет. Социал-демократы, будучи коалиционными партнерами центристов в столичном горсобрании, наверняка были шокированы новостью о финансировании Таллиннской больницы, о чем недвусмысленно высказался Евгений Осиновский. Но у них нет не только желания, но и возможности. Видимо, поэтому оптимистический информационный посыл и поддерживает в основном Лаури Ляэнеметс.
    Так что дилеммы «скоро-скоро или никогда» вероятнее всего не существует. На этой неделе точно нового правительства у нас не будет. Переговорщиков может, конечно, подхлестнуть явное недовольство, выраженное президентом Аларом Карисом в интервью Postimees. А может и нет. И если да, то в каком из высказанных главой государства направлений: ускорения переговоров или отставки правительства?
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Владелец эротического магазина вновь думает о бирже
Хотя на рынке эротических товаров много мелких игроков, и лидер рынка Hot Lips мог бы их выкупить, глава компании Тимо Маюри опасается обратного – что более крупный игрок из-за границы перекупит Hot Lips. В то же время Маюри не исключает, что через несколько лет его компания выйдет на биржу.
Хотя на рынке эротических товаров много мелких игроков, и лидер рынка Hot Lips мог бы их выкупить, глава компании Тимо Маюри опасается обратного – что более крупный игрок из-за границы перекупит Hot Lips. В то же время Маюри не исключает, что через несколько лет его компания выйдет на биржу.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Семья из США запустила пивной бизнес в Эстонии: «Мы верим в эту страну, здесь есть все, что мы искали»
Семейная пара, Симона Херон и Стивен Форест Браун, переехала из Нью-Йорка в Таллинн в 2022 году и запустила здесь свой бизнес: магазин и бар с импортным крафтовым пивом в квартале Noblessner. Сейчас фирма вышла на самоокупаемость, и американские предприниматели, несмотря на кризис, верят в перспективы Эстонии.
Семейная пара, Симона Херон и Стивен Форест Браун, переехала из Нью-Йорка в Таллинн в 2022 году и запустила здесь свой бизнес: магазин и бар с импортным крафтовым пивом в квартале Noblessner. Сейчас фирма вышла на самоокупаемость, и американские предприниматели, несмотря на кризис, верят в перспективы Эстонии.