• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Передовица ДВ: Прибыль во вред

    Весьма оживлённую дискуссию вызвали заявления в Postimees бывшего министра финансов, а ныне депутата от правящей реформистской партии Айвара Сыэрда о том, что эстонские банки могли бы делиться прибылью.

    За последние три года банки заработали «хорошую» прибыль - свыше миллиарда евро, но при этом они практически не выплачивали дивиденды акционерам, а соответственно, и подоходный налог государству. Сыэрд считает, что неплохо бы это как-то исправить. Вспомнили, в том числе и о том, что, может быть, было бы правильно отказаться от нынешней системы, при которой с нераспределённой прибыли подоходный налог не взимается.
    Большинство отзывов на заявления Сыэрда были резко негативные, и по мнению ДВ, такое их неприятие более чем оправданно.
    Дело здесь не только в том, что негоже государству делить чужую прибыль или, тем более, проявлять дифференцированный подход к разным предприятиям в плане порядка налогооб­ложения прибыли. Это, кажется, даже не повод для дискуссии. Ничего принципиально не меняет и тот факт, что зарабатываются эти прибыли почти на всех нас, ибо без банковских услуг сейчас практически не обойтись.
    Исходя из этой логики можно предъявлять претензию к любому действующему в Эстонии предприятию, если ему вдруг посчастливится хорошо заработать.
    Тот факт, что скандинавские банки предпочитают не изымать прибыль со своих эстонских дочек, – это однозначно позитивный фактор, который с точки зрения государства скорее даже перевешивает гипотетический негатив от недополученного налога на прибыль.
    Прибыль – это источник пополнения собственного капитала предприятий. А когда прибыль растёт существенно быстрее, чем объём кредитного портфеля, то речь идёт об укреплении баланса банка. Значит, наши кредитные учреждения стали за эти годы заметно устойчивее и надёжнее.
    Статистика Банка Эстонии свидетельствует, что в посткризисные годы сводный остаток кредитов, выданных эстонским предприятиям и частным лицам либо снижался, либо если рос, то незначительными темпами. Между тем объём депозитов эстонских резидентов достаточно стабильно растёт. Тем не менее пока объём депозитов ещё значительно меньше суммарного кредитного портфеля. Разницу покрывает внешнее финансирование и собственный капитал.
    То, что банки не распределяют прибыль в числе прочего, означает, что Эстония всё меньше зависит от внешнего финансирования и возможных потрясений на глобальных финансовых рынках.
    К счастью, министр финансов придерживается аналогичного мнения и совершенно не поддерживает мысль своего товарища по партии.
    Не кажется правильной и идея вернуть подоходный налог с прибыли с момента его возникновения, а не распределения. Мы солидарны с мнением Союза налогоплательщиков, что нынешняя система достаточно эффективна и не факт, что её изменение даст на самом деле позитивный эффект.
    Напомним, что налог с прибыли у нас отнюдь не отсутствует и ставка налога далеко не самая низкая в Европе. Только обязательства по его выплате возникают лишь в момент распределения прибыли. Такая система обеспечивает исключительную простоту учёта, контроля и администрирования как для предприятий, так и для государства.
    На самом деле во всех странах имеются те или иные налоговые льготы для инвестиций, но у нас эти льготы вступают в силу как бы по умолчанию. Захотел дивидендов – льгот лишился. Безусловно, наша система даёт определённые возможности для злоупотреблений законом, и такие факты безусловно имеют место. Но и у налоговой есть весьма эффективный метод борьбы с этим – аннулирование так называемых притворных сделок.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.