• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Экономист Банка Эстонии: разрыв с Россией продолжится

    В связи с высказыванием министра финансов Юргена Лиги о том, что о России как об экономическом партнере можно забыть, газета «Деловые Ведомости» обратилась к экономисту Банка Эстонии Каспару Оя с просьбой прокомментировать, насколько экономика Эстонии в реальности завязана на России.

    Ниже публикуем комментарий экономиста:
    Экономические связи с Россией ослабли в связи с неуверенностью и политическими событиями. Оценка экономических отношений между Эстонией и Россией зачастую эмоциональна, и поэтому лучше сравнивать Россию с другими торговыми партнёрами. Исходя только из численных показателей торговых связей, важность России для Эстонии можно было бы оценить на фоне Латвии. По объёмам экспорт в Латвию более-менее такой же, как в Россию. В то же время прямых инвестиций из Эстонии в Латвию сделано больше, чем в Россию.
    Если учитывать только величину и близость рынка, Россия могла бы быть для эстонских предпринимателей гораздо более значимым партнёром. Связанная с Россией неуверенность и политизированность, вероятно, служат причиной, почему в реальности всё не так. Логика предпринимателей проста: в России бизнес ведётся до тех пор, пока он окупается. Если риски чрезмерно повышаются, развитие прекращается или дело сворачивается. После крымских событий и более поздних событий в Восточной Украине ситуация, конечно же, изменилась.
    Санкции добавили неуверенности
    Помимо прежней неуверенности, на поведение предпринимателей влияет и отношение к возможным санкциям. Опрос промышленных предприятий, проведенный Европейской Комиссией, показал, что весной в Европе ухудшились ожидания предприятий относительно будущего своей продукции в тех странах, где доля России среди целевых экспортных рынков была больше. Между тем реальное производство не уменьшилось. Это говорит о том, что уже с начала кризиса предприятия учитывали риски.  
    Экспорт большой, но связь мала
    Значимость России в качестве торгового партнёра постепенно снижалась. Самое значительное падение Россия, как экспортный рынок, пережила пятнадцать лет назад во время российского кризиса. После Бронзовой ночи уменьшился импорт промышленного сырья из России, а также рухнул транзит. С 2010 года направленный на Россию товарообмен участился – главным образом посредством произведённых за рубежом товаров – например, сельскохозяйственных машин, химических изделий и т.д.
    Хотя экспортный оборот в Россию большой, его связь с местной экономикой всё-таки мала. В экспорте, направленном на Россию, преобладает доля товаров, произведённых в других странах. По некоторым оценкам, экспорт эстонских изделий и услуг в Россию вместе с суммой, потраченной у нас российскими туристами, составляет примерно 5% от ВВП. Здесь, однако, стоит учесть, что для производства этих изделий и услуг тоже пришлось использовать зарубежное сырьё, в том числе импортируемую из России энергию, вследствие чего прямое влияние экспорта в Россию на экономику Эстонии – т.е. на зарплаты и прибыли – может оказаться в пределах 3-4% от ВВП.     
    В России рисков больше
    Одним из показателей, снижающих большие риски, связанные с российским рынком, является доходность прямых инвестиций. Сделанные в России инвестиции оказались в среднем менее доходными, нежели инвестиции в Латвию и Литву. И рентабельность инвестиций в Россию была нестабильной, то есть, риск был больше.
    Оставив в стороне неуверенность и политику, дела в российской экономике на самом деле последнее время шли не очень хорошо. Поэтому предприятия не особо хотели туда экспортировать. Ослабление рубля даже уменьшил покупательскую способность россиян. В связи с этим предприниматели, нацеленные на Россию, так или иначе должны искать новые рынки.
    Разрыв больно ударил бы по части бизнеса
    В Эстонии есть отрасли, где продавать свои товары или услуги куда-нибудь ещё, кроме России, довольно сложно. Например, транзитный сектор основан на месторасположении. В случае полного разрыва экономических связей с Россией, в транзитном секторе может ухудшиться торговля и с другими восточными странами, куда движутся товары через Российскую железную дорогу. В некотором смысле переориентироваться на новые рынки могут помешать и вкусовые предпочтения: в Западной Европе не привыкли потреблять все изделия, которые эстонские производители экспортируют в Россию. Кроме того, если раньше предприниматели общались больше на эстонском и русском языках, то выходу на новые рынки может препятствовать языковой барьер.
    Таким образом, в Эстонии, конечно, есть предприятия и области, которые пострадают от полного разрыва экономических отношений с Россией.
    Одна из сфер, в которой Россия по-прежнему является очень важным партнёром для Эстонии – это газ. Импортируемый из России газ составляет около 6% от энергетического рынка в Эстонии. 80% от этого идёт на топливо и потребление в хозяйстве. В энергетическом портфеле по российскому газу Эстония вовсе не лидер, но наша особенность в том, что очень быстро найти альтернативу российскому газу нелегко. Однако постепенно роль российского газа уменьшается. Его заменяют восстанавливаемые источники энергии.
    В заключение можно сказать, что экономические отношения с Россией, естественно, влияют на экономику Эстонии, но это влияние не настолько велико, как кажется на первый взгляд. Политические события и неуверенность уже повлияли на ведение бизнеса в России, и, учитывая напряжённую внешнеполитическую ситуацию, данный  тренд, вероятно, продолжится. Полный разрыв экономических связей с Россией больно ударит по части эстонских бизнесменов, но некоторые из них, очевидно, смогут переориентироваться на другие рынки.
    Подробнее на ту же тему читайте в свежем выпуске «Деловых Ведомостей».
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.