• Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    В секторе транзита всё плохо

    Фото: Postimees

    Прошедший год в сфере транзита был один из самых неудачных. Например, Transiidikeskus потерял в обороте контейнеров, по сравнению с 2014 годом, 20%, а минусы Eesti Raudtee достигают миллионов евро.

    «Никто не выиграл от санкций. Грузов в два раза меньше, чем мощностей. И так в каждом порту», - сказал руководитель Transiidikeskuse AS Эрик Лайдвеэ.
    И между всеми близлежащими портами идёт жёсткая конкурентная борьба.Поиск клиентов происходит как в Эстонии, так и в странах ближайших соседей – в России и Финляндии. Особенно Лайдвеэ желает потепления отношений между ЕС и Россией.«Рост транзита поддержало бы то, если бы Эстония приняла развитие долгосрочной транспортной и логистической стратегии, которая бы помогла избежать незапланированного роста тарифов, как например, было в 2014 году, когда навигационные тарифы выросли в три раза», - рассказывает Лайдвеэ.
    Когда ж это кончится
    И, конечно же, положение исправило бы исчезновение санкций. «Надеюсь, это случится, потому как, ну как долго можно их продлевать? Если бы не было санкций, объёмы бы быстро выросли», - пояснил Лайдвеэ. Он привёл пример, что объём импорта контейнеров из России в прошлом году снизился почти на треть, а это очень большое падение. За этим стоят как санкции, так и низкая цена на нефть и дешевеющий рубль.«В России идут сокращения, зарплаты снижаются. Расходы нужно и нам снижать», - сказал Лайдвеэ.Он уповает на то, чтобы в нынешнем году не стало хотя бы хуже. «Если удастся нарастить поток контейнеров, то добавится 3-5%, не больше», - пояснил Лайдвеэ, добавив, что Transiidikeskus пытается получить дополнительные объёмы из Таджикистана и Казахстана.
    Транзит - общее дело
    Руководитель Ассоциации логистики и транзита Андрес Валгерист также называет три причины проблематичного состояния сектора: санкции, падение рубля и цена на нефть. «Мы пытаемся с Министерством экономики посмотреть, что можно сделать, чтобы товары двигались через Эстонию, и транзит приносил бы доход стране. Сотрудничество должно происходить на протяжении всей цепочки, так как участников транзитной цепи интересует её эффективность и цена», - сказал Валгерист, похвалив при этом отношение Финляндии к сектору.«При правительстве Финляндии создан логистичес­кий совет, который вместе с предприятиями сферы анализирует рынок и организует в стране регуляции и платы, чтобы транзитный канал Финляндии был конкурентоспособным», - пояснил он.
    Опыт соседей
    В прошлом году Финляндия инвестировала 50 млн. евро в развитие морской инфраструктуры и корректировку инфраструктурных тарифов. «Государство получило своё обратно сполна. Ситуа­ция, когда товары не двигаются, а инфраструктура простаивает – губительна. Считаю, что сегодня у нас самый большой проигравший - наше государство, через Eesti Raudteе. Они нуждаются в грандиозных инвестициях. Если раньше перевозчики оплачивали хотя бы содержание инфраструктуры, то сегодня государство должно доплачивать 20-50 млн. евро в год из своего кармана», - пояснил Валгерист.Председатель совета Eesti Raudtee Райво Варе согласен с Валгеристом, что расходы на инфраструктуру велики.Очевидно, что в наступившем году Eesti Raudtee не дотянет до плюса. В прошлом минус составил несколько миллионов.Eesti Raudtee рассматривают как отдельное предприятие, но оно же в одиночку ничего не делает, пояснил Варе.В России ещё хуже
    Даже если у Transiidikeskus было значительное падение, как и у многих других, оно было меньше, чем падение в России.«Там падение на 35-45% почти на каждой позиции товаров, которые перевозят контейнерами. На этом фоне у Transiidikeskus дела даже очень ничего. Рынок импорта России переживает сильное падение, и наступивший год не сулит ничего хорошего», - сказал Варе, добавив, что не верит в то, что санкции отменят.Член правления Russian Estonian Rail Services Эрвин Гессельбах сказал, что фирма перевезла вагоны из Эстонии в Россию. Деятельность тут сворачивают. Схождение на нет транзитного сектора, по его словам, началось ещё с Бронзовой ночи.Варе также подтвердил это. Сначала перестали возить уголь, а это были огромные объёмы, затем стали меньше перевозить нефтепродуктов.Министр экономики Кристен Михал из-за нехватки времени не смог дать свой комментарий.
    Урезанный оборот
    Прошлый год принёс разочарование также собственнику фирм Spacecom и Skinest Rail Олегу Осиновс­кому.«Санкции явно плохо отразились на обороте, но больше всего влияют слабый рубль и цены на нефть, - прокомментировал Осиновс­кий, не уточнив, насколько обороты сократились. - В наступившем году постараемся хотя бы продержаться на нынешнем уровне, поскольку улучшения ситуации не предвидится».Осиновский добавил, что они хотят сохранить весь штат, ведь рано ли поздно дела должны наладиться.Член совета Силламяэс­кого порта Тийт Вяхи начал год оптимистично, хотя подчеркнул, что много зависит от обстановки. «2015 год был очень сложным, но мы уверены, что 2016 год будет лучше, - сказал он. – Если среда не способствует, то предпри­ниматели отказываются от инвестиций и занимают выжидательную позицию. В транзитном секторе такое можно наблюдать уже на ­протяжении нескольких лет».
    Надежда не умирает
    Вяхи уверен, что через полгода санкции будут отменены. Пока что представители транзитного сектора пытаются найти новые направления и рынки. «Мы пытались возить транзитные товары между Антсла и Силламяэ, но там нам конкуренцию составляет Таллиннский порт», - с сарказмом отметил Вяхи.Вяхи советует беспокоиться, прежде всего, об экономике Эстонии, имея в виду ухудшение бизнес-среды. «Когда предприниматели ждут от государства повышения расходов, они не инвестируют. Я не согласен с Индреком Нейвельтом, который обвиняет банки. Думаю, что он советует дельные вещи, но проблема заклю­чается в том, что сложившийся бизнес-климат способствует не инвестированию, а выводу денег».
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
В прошлом году Tesla потеряла на биткоине 140 млн долларов
Производитель электромобилей Tesla в 2022 году потерял на биткоине порядка 204 млн долларов, однако смог возместить 64 млн долларов из этой суммы за счет трейдинговых операций, сообщает BBC News.
Производитель электромобилей Tesla в 2022 году потерял на биткоине порядка 204 млн долларов, однако смог возместить 64 млн долларов из этой суммы за счет трейдинговых операций, сообщает BBC News.
О спорт, ты мир?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.