• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Что скажет Яна Тоом?

    Красивой виньеткой на титуле продолжающихся переговоров между «мейнстримом» и «альтернативой» в Центристской партии оказался рост её рядов на фоне потерь большинства других парламентских партий.

    Рост этот в абсолютных цифрах не то чтобы большой, но и сами партии у нас не бог весть какие массовые.
    Вопрос, который интересно задать, но на который очень трудно пока ответить – связан ли приток в партию новых членов с тем, что в ней сейчас происходит. Ещё интереснее, разумеется, вопрос – чем сердце успокоится?
    Потому как, смотря чьё. Трёх сестёр или братца сотоварищи? Задача братца Юри (Ратаса) самая ясная, но и самая трудная: выступить в роли спасителя (даже следовало бы написать Спасителя) и накормить весьма большую и разношёрстную электоральную компанию пятью довольно тощими хлебами. Да так, чтобы все, по крайней мере, ощутили чувство сытости. Задача старшей сестрицы, Яны Тоом, не столь очевидна.
    Не будем сейчас о высоком – мол, принципы, политическая твёрдость, убеждения. И не потому, что всё это неважно или мы в это не верим, а потому, что для того, чтобы их отстаивать, надо иметь такую возможность. И ту кое-что, возможно, проясняется. Если исходить из того, что Яна Тоом уже повела кампанию 2019 года, когда состоятся выборы в Рийгикогу и в Европарламент.
    Пройдёт она по «мейнстримовскому» или по «альтернативному» списку в горсобрание Таллинна не так уж и важно – Брюссель она едва ли покинет, поскольку там она замутила дела поважнее, чем в Таллинне. Проявив же сейчас в глазах преданного избирателя принципиальность и твёрдость характера, она с очень большой долей вероятности обеспечит себе личную квоту на выборах в Европарламент через два года, даже перестав быть членом того, что останется от Центристской партии. Следовательно, она может быть заинтересована в том, чтобы гнуть на переговорах свою линию и настаивать на том, чтобы играть по её правилам.
    Но фишка в том, что в смысле перспективы ничего не изменится и в случае, если она к концу недели объявит, что «единство партии важнее». У младших сестричек таких бонусов нет, и сейчас они просто составляют ту свиту, которая играет королеву. Ну, как посланные «мейнстримом» на сестринскую пресс-конференцию два Михаила – Корб и Кылварт – играли роль котов Леопольдов.
    Если вернуться к вопросу о росте партийных рядов, то центристы в этом не совсем одиноки – компанию им составляет удивительная партия EKRE, кстати, разбухшая уже почти до 9000 членов и оставившая далеко позади социал-демократов. Её рост очень тревожит, но не очень удивляет по причинам, о которых уже много говорилось и которые сводятся к понятию «глобальный испуг обывателя».
    В данном случае и у нас – с приправой из самого грубого этнонационализма. Хорошо, если этих активистов удастся удержать в рамках хоть каких-то, условно говоря, приличий, и дальше истерик по поводу того, почему европейских гостей повели в российский ресторан «Чайковский» (sic! – но в эстонском тексте возмущения значилось Vene restoran, c большой буквы V), активизм не двинется. Кстати, то, что «Чайковский» один из очень немногих в Таллинне по-настоящему фешенебельных ресторанов, в потрясённых русской фамилией умах, видимо, уже не укладывалось.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.