Поделиться:

Ученье ученью рознь

Тема разговора возникла из посыпавшихся весной воп­росов по поводу заполнения приложения INF 14 или «Декларации… покрытия расходов на обучение» (наряду с несколькими другими возмещениями и выплатами). Вопросы касались, в основном, расходов по обучению работников на различных курсах. Спрашивали: надо или не надо включать их в эту самую декларацию?

Владимир Вайнгорт, доктор экономических наук, научный руководитель клуба „Кардис“  

Обязанность заполнения указанной формы установлена статьёй 56 прим 2 Закона о подоходном налоге, где сказано, что возникает она (такая обязанность) у работодателя, «который в течение календарного года покрывал названные в пункте 10 части 4 статьи 48 расходы на обучение по повышению образовательного уровня, которые не считаются спецльготой».

А в этой норме расходы на обучение делятся на три группы. Первая из них касается оплаты «повышения квалификации, непосредственно связанного с трудовыми и служебными отношениями и заданиями члена правления юридического лица…» Сюда относятся любые курсы, семинары и другие формы обучения всему тому, что может рассматриваться в качест­ве необходимости для исполнения работником своих обязанностей. В круг повышения квалификации входят также обучение языкам (в том числе эстонскому). Такая в этом деле сложилась практика.

Практика также показывает, что обучение может быть связано с изменением трудовых обязанностей. Например, строитель-монтажник может овладевать профессией отделочника, поскольку работает в комплексной бригаде, выполняющей работы по всему строительному циклу. Важно, правда, чтобы это было каким-то образом документировано. Впрочем: монтажник, обучающийся на отделочника, вряд ли вызовет вопросы. Но если, к примеру, того же монтажника пошлют на курсы бухгалтеров, то неплохо к трудовому договору сделать дополнение, из которого будет видно, что после обучения и какой-либо практики стороны согласовали профессиональное перемещение (совмещение).

Это самый простой случай, и расходы на такое обучение в INF 14 не включаются (!).

Вторая группа расходов касается платы за «обучение по повышению образовательного уровня». До 2015 года такие расходы считались специальной льготой. Нынче они не вызывают налогового риска, но только в случае, когда обучение в колледже, университете и т. п. учебном заведении связано непосредственно с трудовыми или служебными отношениями.

Именно такой случай надо отражать в INF 14. Более того, такой случай требует непременного документирования, поскольку понятно: чаще всего учёба такого рода ведётся с отрывом от исполнения должностных обязанностей. Строитель-монтажник может, конечно, учиться по вечерам на инженера-строителя, если работает и учится в Таллинне, например. Но уже нарвский строитель вряд ли сможет совмещать работу и учёбу. А если этот монтажник станет учиться в Финляндии, Британии, Дании - то с работой в Эстонии на время обучения ему придётся распрощаться. Закон о трудовом договоре имеет норму, регулирующую в подобной ситуа­ции обязанности сторон, и эту норму, как минимум, необходимо использовать (для доказательства реальности намерений сторон).

Но желательно документировать и необходимость наличия в фирме обученного специалиста через три, четыре, пять лет. Особенно, если речь идёт об оплате обучения специалиста по профилю, которым фирма в момент направления кого-то на учёбу не занимается. Здесь аргументом служит бизнес-план.

Строительная фирма, например, не имеет производства пластмассовых окон. Но она планирует их выпускать через четыре года, для чего послала монтажника учиться на специалиста по обработке пластмасс (и намерение это вытекает из разработанного в фирме бизнес-плана, часть позиций которого уже реализуется). В принципе, нет ограничений на разные виды деятельности. Но всё же здравый смысл при этом должен присутствовать. Конечно, строительная фирма может учить кого-либо на астрофизика, но в таком случае необходимо иметь очень хорошо проработанные документы, однозначно и, главное, убедительно показывающие, каким образом через пять лет выпускник университета будет применять полученные знания в платившей за его обучения фирме.

Владимир Вайнгорт, д.э.н., научный руководитель клуба „Кардис“

Семейные фирмы не нарушают предпринимательской логики. Но целесооб­разность оплаты за обучение должна быть доказуема.

Если доказательств нет, то возникает специальная льгота. Тогда уж проще подарок сделать студенту. Но опять-таки, надо понимать, что получатель подарка не окажется «работником» в понимании 3-й части 48-й статьи Закона о подоходном налоге. Почему приоритетнее подарок? Потому, что с него не платится социальный налог, как со специальной льготы. Заметим, что в случае специальной льготы INF 14 не заполняется. То есть из трёх видов обучения отражать в этой форме необходимо только второй: оплату обучения по повышению образовательного уровня, связанного с исполнением рабочих или служебных заданий (нынешних либо предстоящих).

В реальности эту норму чаще всего используют для обучения детей членов правлений или иных их родственников.

Ничего плохого в этом нет. Семейные фирмы не нарушают предпринимательской логики. Но целесообразность оплаты за обучение должна быть доказуема. Как, впрочем, иные виды расходов, отражаемые в этой самой INF 14.

Владимир Вайнгорт, доктор экономических наук, научный руководитель клуба „Кардис“

Поделиться:
Самое читаемое