Дмитрий Полтавский • 20 ноября 2020 в 4:00

Выгорание на работе - это как тонущая подводная лодка

Быть трудоголиком в наши дни опасно – слишком велик шанс стать жертвой синдрома эмоционального выгорания, утверждают психологи. За этим может последовать затяжная депрессия и прочие проблемы со здоровьем. В результате не только карьера, но и вся жизнь (а ведь как хорошо всё начиналось!) может отправиться прямиком под откос. Как писали Ильф и Пет­ров, «и никто не напишет про вас в газете: «Ещё один сгорел на работе». И на могиле не будет сидеть прекрасная вдова с персидс­кими глазами».

Психолог Анна Литвинюк (справа) проводит сеанс арт-терапии в Центре восстановительной медицины Северо-Эстонской региональной больницы  Фото: Тамур Ланг, PERH

Статистика исследований, проведённых за последние 40 лет в различных европейских странах и США, говорит о том, что с эмоциональным выгоранием сталкивается в той или иной степени каждый третий работник – как рядовые сотрудники, так и руководители.

При этом, по словам психолога Анны Литвинюк, сегодня у менеджмента компании всегда есть возможность предотвратить или, как минимум, снизить риск профессионального выгорания персонала.

С чего обычно всё начинается? Можно ли какие–то признаки выгорания распознать заранее?

Сам человек, особенно если он трудоголик, может даже не заметить, что он эмоционально выгорает. На что стоит обратить внимание? Прежде всего на качественные перемены в человеческих отношениях – если мы говорим о работе, то у сотрудника меняется характер выстраивания контактов с коллегами, партнёрами и клиентами, человек дистанцируется, становится более отстранённым, «холодным», у него в качестве защитной реакции на собственную эмоциональную истощённость формируется и всё чаще открыто проявляется циничное отношение к окружающим.

Анна Литвинюк – практикующий психолог, закончила Московский институт психоанализа, Российский государственный педагогический университет имени Герцена и Институт психотерапии и клинической психологии, магист­рант Таллиннского университета по специальности «арт-терапия». Работает психологом в Центре восстановительной медицины Северо-Эстонской региональной больницы.

К примеру, работник, у которого в течение многих лет были ровные отношения с клиентами, начинает ощущать, что они его не просто раздражают – происходит обесценивание, он постепенно перестаёт считать их за людей.

Читайте также

Вообще признаком эмоционального выгорания считается появление некоего цинизма в отношениях с окружающими. Выгоревший человек испытывает трудности с эмпатией – у него нет ресурсов, чтобы сочувствовать другим, вой­ти в их положение.

Само слово «выгорание» по–русски означает, что что–то сгорело, чего–то больше нет. По сути, нет энергии – ни физической, ни психической. Человек себя довёл до истощения, не давал себе возможности восстановиться, фактически брал сам у себя в долг – у своего здоровья, у своей психики, и набрал взаймы столько, что уже нечем расплачиваться.

Ещё один признак эмоционального выгорания состоит в том, что человек перестаёт ценить и себя тоже, умаляет собственные достоинства. Происходит редукция личных достижений, появляется пессимизм, развивается негативный взгляд на жизнь. Пропадает желание брать на себя ответственность. Затем у человека возникает устойчивое отвращение не только к работе, но и вообще к общению. Раздражает сама мысль о том, что куда–то нужно идти, с кем–то говорить, что–то делать. Забывчивость, хроническая усталость, гнев – всё это тоже может быть признаком эмоционального выгорания.

Читайте также

Организм в отсутствие ресурсов переходит в режим выживания. Это как тонущая подводная лодка: все отсеки постепенно заполняются водой, системы отключаются, ты погружаешься в состояние, отчасти подобное анестезии. Никакого удовольствия ни от жизни, ни от работы, конечно же, почувствовать уже невозможно.

Депрессия обычно предшествует выгоранию на работе? Или, наоборот, развивается как следствие?

Депрессия может быть одним из симп­томов эмоционального выгорания, может развиваться как параллельный процесс. Не депрессия, а неуправляемый стресс является причиной выгорания. Эмоциональное выгорание с 1974 года выделяют как отдельное расстройство.

Научное понятие burnout («синдром эмоционального выгорания») впервые ввёл в психологический обиход американский психолог Герберт Фрейденбергер. В своих работах он отмечал, что эмоциональное выгорание может привести к развитию глубочайших когнитивных искажений, быть причиной возникновения заболеваний пищеварительной, сердечно-сосудистых систем, неврологических расстройств и бессонницы.

Сверхответственный и сверхконтролирующий руководитель - первый претендент на выгорание  Фото: Viktor Cap, Reuters/Scanpix

Иными словами, если выгорание последовательно игнорировать и не принимать никаких мер, то рано или поздно человеку придётся обратиться за помощью, как минимум, к психиатру.

Мы все обладаем неким уровнем энергии, который необходимо регулярно восполнять. Можно даже не перерабатывать, но если человек, к примеру, регулярно недосыпает свою норму, то это рано или поздно приведёт к истощению нервной системы.

Кто более всего подвержен синдрому профессионального выгорания?

Существует тип профессий «человек–человек», представителям которых по роду деятельности хочешь-не хочешь, а нужно общаться с людьми. Это вся сфера обслуживания и так называемые помогающие профессии. Сюда относятся и такие специальности как юрист, нотариус, адвокат, менеджер, агент, медицинский работник, педагог, продавец, парикмахер...

В этой сфере приходится постоянно взаимодействовать не только с коллегами, но и с партнёрами, с клиентами, с пациентами. Это переговоры, это необходимость бывать на каких–то мероприятиях. Подобное интенсивное общение с людьми может быть очень истощающим.

Читайте также

По критерию трудности и вредности профессий медицина занимает в мире одно из первых мест. Среди всех профессий на первом месте по выгоранию стоят медсёстры. Во-первых, медик – это помогающая профессия. Во-вторых, медсёстры постоянно находятся в теснейших взаимоотношениях с пациентами, требующими неусыпной заботы и внимания, соприкасаются со страданием и даже смертью, должны уметь вести себя сдержанно, не направлять свои чувства на больных. По долгу службы им приходится видеть болезненные, негативные аспекты жизни, и они не могут этого избежать.

Вообще профессии типа «человек–человек» предполагают эмоциональную отдачу, при общении неминуемо происходит обмен эмоциями и энергией. Человек, который не готов к обмену – к примеру, морально, потому что он молод – вынужден делать это против собственной воли.

Такое часто встречается у молодых учителей. Это помогающая профессия, таким специалистам нужно передавать свой опыт и знания ученикам. Проблема в том, что примерно до 30 лет человек ещё не готов отдавать, ему ещё нужно и брать тоже. Желание и возможность отдавать приходят с возрастом, по мере накопления знаний и опыта, примерно к 40 годам. А человек может выгореть на работе как учитель ещё до 30.

Зависит ли что-то от должности, степени ответственности?

Да, груз ответственности – это тоже фактор, способствующий эмоциональному выгоранию на работе. Причём, не обязательно это может быть связано с какой–то высокой должностью – к примеру, для трейдера в банке или авиадис­петчера.

Человек в этом случае просто не способен расслабиться, особенно если у него нет возможности делегировать часть ответственности другим. Аналогичная ситуация – молодая мама, которая в одиночку растит ребёнка и как–то умудряется при этом работать на полную ставку.

Сверхответственный и сверхконтролирующий руководитель, особенно если он строит карьеру в какой–то солидной компании, – также очевидный претендент на выгорание. Для начальника важно научиться распределять часть своих обязанностей между подчинёнными.

Быть трудоголиком в наши дни опасно – слишком велик шанс стать жертвой синдрома эмоционального выгорания  Фото: Wolfgang Steiner, Reuters/Scanpix

Проблема многих молодых, амбициозных людей в том, что, обладая значительной энергией и успешно продвигаясь по службе, они не умеют вовремя сбрасывать напряжение и правильно восстанавливать силы. Алкоголь и наркотики – это ловушка, депрессивное состояние от них лишь консервируется, а выгорание усугубляется.

С уровнем доходов это может быть как–то связано?

Не думаю. Я помню случай, когда человек работал в Эстонии на большом производстве, на какой–то рядовой должности. Ни высокой зарплаты, ни ответст­венности – ничего. И при этом полное эмоциональное выгорание.

Он попал на консультацию в таком состоянии, что не мог самостоятельно руку поднять. Не потому, что не хватало силы в мышцах – просто уровень апатии был настолько высоким, что ему было сложно совершить даже такое простое тело­движение.

Хронический стресс приводит к тому, что человек не может расслабиться и на физическом уровне, тело всегда зажато, мышцы постоянно скованы, в результате у человека развиваются психосоматические заболевания.

Читайте также

Врачам и психологам в подобной ситуации, когда валится уже всё подряд, бывает очень нелегко разобраться, распутать этот клубок проблем и найти причину срыва. А без этого сложно говорить о каком–то действенном лечении.

А не проще ли не доводить дело до крайностей и вовремя уйти с ненавистной работы, сменить компанию, род деятельности?

Теоретически, да. Но, как правило, человек, у которого началось эмоциональное выгорание, уже лишён ресурса, истощён эмоционально, и выбора этого он просто не видит.

Это как замкнутый круг. Чаще всего общая апатия проявляется в отсутствии воли к принятию решений.

Чем больше внимания уделяют в компании здоровому образу жизни, тем меньше уровень напряжённости и стресса  Фото: Caro / Sorge

Решают ли как–то в Эстонии проблему эмоционального выгорания на работе?

Эстонские врачи и психологи относятся к этому с пониманием. Если человек обращается с подобной проблемой к психиатру, например, он может получить больничный и квалифицированное лечение, оплачиваемые Больничной кассой консультации психолога, различные виды терапии.

Другое дело, что далеко не каждый в состоянии эмоционального выгорания сможет принять решение о том, что ему пора обратиться к врачам. А говорить об этом на работе с коллегами и, тем более, обсуждать такие проблемы с начальством, насколько я знаю, не принято.

Часто человек действительно нуждается в помощи, и это замечают сослуживцы, однако направить его к врачу без его согласия тоже нельзя. Иногда сам сотрудник вроде бы и готов пойти к врачу, но боится, что о его обращении к психиатру каким–то образом узнает руководство, и в результате его выставят за дверь.

Читайте также

Важно понимать, что эмоциональное выгорание на работе не случается вдруг, оно развивается постепенно. Разумеется, всё дело во внутренних ресурсах, и если человек уже пришёл на новую работу истощённым, процесс выгорания будет идти быстрей. Многое зависит и от отношения конкретного работодателя к проблеме, принимает ли он какие–то профилактические меры.

В больших эстонских компаниях, по примеру Северных стран, проблеме профилактики выгорания на работе уделяется достаточно внимания: к примеру, совместным мероприятиям вне офиса, гибкому рабочему графику, существенным льготам на занятия спортом и различным оздоровительным процедурам.

Правило одно: чем люди лучше друг друга знают, чем спокойней и дружелюбней рабочая атмосфера в коллективе, чем больше внимания уделяют в компании здоровому образу жизни, тем меньше уровень напряжённости и стресса, тем более приветливо и доброжелательно мы относимся не только к коллегам, но и к клиентам, и к партнёрам по бизнесу. Для предпринимателей и руководителей предприятий в этом есть немалый практический смысл.

Самое читаемое