Не в деньгах счастье, но производительность и инвестиции от него зависят

    Ассоциированный профессор Стокгольмской школы экономики в Риге Петер Зашев.Фото: Личный архив

    Экономика знаний, на которую возлагаются большие надежды, требует прежде всего психологического комфорта, и в этом плане Эстонии есть куда стремиться, пишет ассоциированный профессор Стокгольмской школы экономики в Риге Петер Зашев.

    Вот уже более пяти лет подряд наша северная соседка становится самой счастливой страной в мире. У многих из нас это вызывает ироническую улыбку – в Хельсинки нас не встречают улыбающиеся, легкие в общении, веселые и видимо наслаждающиеся жизнью финны. Вид многих финских туристов в Таллинне тоже как будто подсказывает, что дорога к счастью, по всей видимости, требует много алкоголя.
    Однако индекс счастья вовсе не измеряет… его уровень. А Эстонии необходимо стремиться значительно улучшить свою позицию в этом индексе.
    Сейчас она занимает 34-e место между Польшей и Сальвадором. В качестве бальзама для национальной гордыни можно было бы упомянуть, что Латвия занимает 46-е, а солнечная, летняя, легкая, курортная Греция – 64-е. С другой стороны, Литва расположилась на 19-м.

    Индекс счастья – не о счастье

    Как бы странно это ни было, индекс счастья скорее изучает, измеряет и обобщает, насколько жители данной страны тревожатся о своем будущем. И в этом кроется основное конкурентное преимущество Финляндии (а заодно и Дании со Швецией).
    Финны не беспокоятся о школе для своих детей: все школы плюс-минус одинаково хороши. Сравнительно меньше тревожатся они и остаться без работы – крыша над головой, минимальный доход и т.д. у них будут. Если заболеют – их ждут отлично оснащенные больницы. Детям нужен садик – будет. Пенсионеры могут вполне достойно позаботиться сами о себе. Воздух чистый, дороги хорошие. Если не считать восточного соседа, страна исключительно безопасная. Все это создает психологическую безопасность и некий ментальный комфорт.
    Но не счастье в буквальном понимании этого слова. К тому же, тень на финское счастье бросает некая темная туча – количество антидепрессантов, которые финны регулярно потребляют. В 2019 году более 400 000 жителей (примерно каждый десятый совершеннолетний) Финляндии получали компенсацию от Департамента социального страхования (Kela) за антидепрессанты. Всего эти препараты для лечения депрессии принимают около 50-70 процентов финских потребителей.
    Они не одиноки – Дания, Швеция, Норвегия и Исландия также входят одновременно в десятку самых счастливых стран мира и в десятку европейских стран, потребляющих больше всего антидепрессантов. Есть в этих цифрах несколько черный юмор: являются ли таблетки секретом финского счастья или слишком большое счастье доводит финнов до депрессии?

    Фундаментальные решения зависят именно от этого

    Наверное, многие могут подумать: «Да ерунда это все! Почитали, посмеялись и забыли». И это будет большой ошибкой! Многие наши фундаментальные решения базируются на наших ожиданиях от будущего. И чем больше оно нас тревожит, тем осторожнее мы себя ведем. Примеры?
    Демография. Заводить ли детей и сколько? Если будущее нас пугает, то лучше не надо, наверное, или стоит ограничиться одним. Вдруг мы не сможем справиться чисто экономически. А без детей – какое будущее у любой страны?
    Производительность. Все большее количество людей заняты в экономике знаний, и именно на нее возлагается основная надежда, что она станет локомотивом нашей экономики в целом. Но экономика знаний требует прежде всего психологического комфорта.
    Если часть моего ума занята старанием понять логику (скорее, ее отсутствие) очередной образовательной реформы и страхом, что мои дети окажутся в большом минусе, я менее производителен. Если я не уверен в качестве работы институтов, размере моей будущей пенсии, заботе о моем здоровье в государственной больнице и т.д., мой мозг не может сосредоточиться, и я не только менее производителен, но и менее счастлив.
    Инвестиции. Не только производительность, инвестиции тоже напрямую зависят от уровня уверенности в будущем. Если оно меня настораживает как инвестора, то, может быть, я не построю фабрику в этой стране, а подумаю над альтернативными способами размещения своих капиталов.
    Это лишь некоторые примеры того, как наше ощущение будущего влияет на наши решения в настоящем.
    Что делать?
    На мой взгляд, нам стоит воспринимать индекс счастья не с иронией (его название скорее оказывает ему медвежью услугу), а вполне серьезно. И не потому что хочется надеть себе еще одну медальку, а потому что всем нам хочется жить в более комфортной стране.
    Эстонии есть куда развиваться, например, в плане качества общественных услуг и общего доверия к институтам. 51% жителей Эстонии (в Латвии всего 30%) верят своему правительству (ОЭСР, 2022) и сам по себе такой результат располагает нас в середине таблицы развитых стран. Но в самой счастливой Финляндии своему правительству доверяют 78% - есть к чему стремиться, верно?
    Когда мы не верим своему правительству, мы не хотим платить больше налогов, считая, что лучше мы озаботимся и заплатим за услугу сами, минуя центральный госаппарат. Мы хотим лучшее образование для своих детей и лучшее здравоохранение для себя, но даем учителям после забастовки аж 20 евро прибавки к зарплате. Тем временем мы тратим время, нервы и сотни евро в месяц на поиск и оплату репетиторов, тем самым уменьшая и свое счастье, и свой бюджет.
    Другая проблема, на мой взгляд, - солидарность в обществе. В Финляндии есть некий общественный консенсус – никто не должен оставаться за бортом. Я бы не сказал, что вижу его здесь. Эстония находится на первом месте в Европе по уровню бедности среди пожилых людей. Согласно последним статистическим данным, в 2022 году в абсолютной бедности жили почти 48 000 человек. В относительной бедности жили почти 303 900 человек, что почти на 3000 больше, чем в 2021-м. Если немного упростить картину, хорошо и красиво живут условные IT-шники, предприниматели и менеджеры (как правило в Таллинне), и им не очень интересно, что «где-то там» четверть населения элементарно живет плохо. Вопрос воспитания, эмпатии, уровня в пирамиде Маслоу.
    Да, индекс счастья - не о счастье. Но он дает очень хорошую картину ментального состояния данной страны и ее веры в то, что будущее, которое мы строим вместе, будет лучше. И в этом плане Эстонии есть к чему стремиться.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.