• Поделиться:

    Интервью с основателем Taxify

    Фото: Andres Haabu

    Руководитель и основатель Taxify Маркус Виллиг рассказал сегодня в утренней программе на радио Aripaev, почему их услугу запретили в Лондоне и как они надеются вернуться на самый привлекательный в Европе рынок.

    Что же случилось в Лондоне?
    В Лондоне у нас было довольно уникальное открытие. Ни в одном городе не было столь тёплого приема, как со стороны клиентов, так и со стороны водителей. Ещё перед открытием к нам присоединилась 10 000 водителей. В Таллине их всего 2 500.
    Если водители сразу были  заинтересованы, то в отношении клиентов мы немного переживали. За первые несколько дней наше мобильное приложение скачало более 30 000 человек и были готовы начать использовать. Резонанс в медиа тоже был очень велик.
    Когда мы проработали на рынке около трёх дней, с нами связался местный департамент транспорта и сообщил, что нам якобы не хватает некоторых лицензий. В целях обеспечения безопасности пассажиров,  нам сказали немедленно прекратить работу. Правда, мы особо не видим, в чём тут риск. Однако прислушались, и приостановили свою активность. Сейчас мы выясняем с юристами, в чём проблема.  В данный момент мы практически уверены, что сможем в течение одной-двух недель снова запустить услугу.
    Чего же конкретно не хватало?
    Также как и в Эстонии, местные власти не знают точно как наладить эту сферу услуг, какие законы должны регулировать  подобные приложения.
    Система не прямо против нас, просто в Лондоне выбран  такой курс, что пока нет распоряжений, на рынок никому нельзя. Это плохо. Выдумывание регуляций может занять годы, а бизнес простаивает. Сейчас мы стараемся им объяснить, что пусть возьмут столько времени, сколько им надо, но это не значит что в этот момент нельзя пускать на рынок ни одного нового конкурента.
    Значит ли это что в Лондоне Нет вообще никаких услуг по разделению поездок?
    Uber сейчас монополист. 80% рынка в их руках. Местные власти понимают, что  это плохая ситуация, но пока не знают как ее разрешить.
    Нет ли у вас подозрения, что это проделки Uber, который не хочет пускать в вас на рынок?
    У них нет такой власти, чтобы они могли манипулировать аж городским транспортом в Лондоне.  Скорее загвоздка в том, что власти действительно не знают, как отрегулировать эту сферу. Для них, безопаснее всего, пока они думают просто поставить всё на паузу.
    Насколько большую часть рынка вы планируете занять в Лондоне?
    Лондон - Это самый большой транспортный рынок  в Европе. Его объём несколько миллиардов евро в год в секторе услуг: такси, вызова машин и личных водителей.
    Даже если мы получим небольшую долю рынка, около 10%, объем поездок составит несколько сотен миллионов евро в год.  Это значительно больше, чем во всей Восточной Европе.
    Станет ли это дополнительным толчком для развития услуги?
    Конечно. Сейчас у нас уже более 3 млн клиентов. Наше нынешнее узкое место - ресурс развития, наша команда относительно небольшая,  разработками занимается 25 человек, а надо 75-100. Что касается бюджета, мы бы могли нанять 150. Однако, реально, можно надеяться, что в этом году станет на 50 разработчиков больше.
    Разработчики из Эстонии или, скорее, из зарубежных стран?
    К сожалению, в Эстонии не найти достаточно сильных разработчиков на рынке.
    Каково следующее место назначения?
    Следующий - Париж. Второй по размеру рынк в Европе. Если мы можем занять, например, 5-10% рынка в Лондоне и Париже, это уже означало бы сотни миллионов поездок прибыли.
     
    Autor: София Фаттахова
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Крупнейший в Германии импортер российского газа отчитался о миллиардных убытках
Немецкое коммунальное предприятие Uniper, которое в прошлом году получило госпомощь в размере 15 млрд евро, сообщило результатах за первое полугодие. Убытки компании достигли 12,3 млрд евро, пишет
Немецкое коммунальное предприятие Uniper, которое в прошлом году получило госпомощь в размере 15 млрд евро, сообщило результатах за первое полугодие. Убытки компании достигли 12,3 млрд евро, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Передовица ДВ: «незаметные» 90%
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
«Моя дочь в свои 6 лет – лучший инвестор, чем я»: как родители инвестируют от имени детей
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.