Иностранец платит больше

В банке LHV плата за открытия счета компании с иностранными собственниками поднялась с ноября.  Фото: Andras Kralla

Иностранцам всё сложнее открыть банковский счёт в Эстонии из-за ужесточения требований к предотвращению отмывания денег. С трудностями сталкиваются не только компании нерезидентов, но и предприятия эстонских граждан, имеющих связи с иностранными государствами. Банки берут с них сотни евро, чтобы покрыть расходы на проверки.

Äripäev побеседовал с тремя предпринимателями, которые столкнулись с проблемами при открытии банковского счёта из-за ужесточения правил предотвращения отмывания денежных средств. Двое из них – эстонцы, третий – француз.

Один из беседовавших с Äripäev эстонс­ких предпринимателей хотел основать в Эстонии предприятие вместе с зарубежными партнёрами. «В начале членом правления и собственником стал литовский гражданин, и процесс застопорился», - рассказал предприниматель. Он добавил, что подумал, что если он сам войдёт в правление, то процесс ускорится. «Но на самом деле это нисколько не упростило процесс. Когда членом правления или собственником является иностранец, даже если он является гражданином Евросоюза, всё идёт по-другому».

В этом начинающем предприятии все деловые партнёры – граждане Европейского союза. После того, как они заполнили многостраничный опросник банка и прошли проверку личности, им, наконец, удалось открыть банковский счёт в Swedbank. За открытие счёта пришлось заплатить 200 евро. А, например, в Luminor, клиентом литовского филиала которого является предприятие гражданина Литвы, счёт открыть так и не удалось. Им отказали все, за исключением Swedbank.

«Уже изначально предполагается, что мы отмываем деньги», - заметил пожелавший остаться неизвестным эстонс­кий предприниматель, когда вспоминал, как он должен был предоставить банкам данные о начинающей фирме, о том, откуда поступают средства, и у кого планируется взять средства для инвестиций.

Предприниматель уже успел подумать, что следовало сначала зарегистрировать фирму на себя, и лишь после этого вводить в правление других партнёров из Евросоюза. Но ему разъяснили, что в этом случае у банка есть право закрыть счёт.

Пожалуйста, разъясните бизнес-модель/деятельность предприятия.

Пожалуйста, уточните, с кем и в какой валюте будут происходить расчёты?

Пожалуйста, предоставьте договоры с партнёрами.

Как вы собираетесь принимать людей на работу? Пожалуйста, предоставьте их трудовые договора.

Просим Вас разъяснить изначальное происхождение средств, которые планируется инвестировать в предприятие. Пожалуйста, представьте информацию, кто предоставил эти средства, и за что они получены?

Имеется ли у предприятия интернет-страница?

Где находится офис вашего предприятия? Взяли ли Вы в аренду офисное помещение? Пожалуйста, предоставьте договор аренды.

Вы указали в анкете, что планируете в течение трёх месяцев после открытия счёта сделать в банк перечисления в размере 15 001-50 000 евро из других финансовых учреждений. Просим Вас уточнить происхождение средств.

Вопросы могут различаться в зависимости от банка и предприятия.

Француженка Лоранс Жанна Бёшар впервые рассказала Äripäev о своих трудностях год назад. Первый счёт для своих фирм она открыла в Swedbank. «Это было просто, наш адвокат открыл счёт за пять минут», - описывала тогда Бёшар свой первый опыт сотрудничества с местными банками. Затем она решила открыть банковские счета для того, чтобы инвесторы смогли вкладывать средства в недвижимость в Эстонии. Однако с этими банковскими счетами процесс оказался намного сложнее. Уже была достигнута договорённость о сделках с бюро недвижимости и нотариусом, но дело остановилось из-за открытия банковского счёта.

200 евро – это минимальная сумма, которую должны принимать во внимание граждане Европейского Экономичес­кого пространства, если они хотят открыть для своей компании счёт в одном из эстонских банков.

Сейчас, почти год спустя, банковские счета Бёшар в Swedbank закрыты. Работают лишь те её проекты, банковские счета которых открыты с помощью предприятий, основанных гражданами Эстонии.

Счёт одного из её предприятий открыт и в Tallinna Äripank, где за открытие счёта пришлось заплатить 260 евро, не считая дополнительных расходов. По словам Бёшар, банк хотел получить от них и депозит в сумме 500 евро.

200 евро – это минимальная сумма, которую должны принимать во внимание граждане Европейского Экономичес­кого пространства, если они хотят открыть для своей компании счёт в одном из эстонских банков. Предприятиям из стран, которые не являются частью этой зоны, нужно будет заплатить вдвое большую сумму.

Банк как будто бы упраздняет плату за открытие счёта для резидентов других стран, но вмес­то этого начнёт брать с них плату за обработку документов.

Кроме того, некоторые банки недавно повысили, или собираются повысить расценки. Например, SEB повышает цены с начала будущего года. Банк как будто бы упраздняет плату за открытие счёта для резидентов других стран, но вмес­то этого начнёт брать с них плату за обработку документов: для предприятий резидентов стран Европейского Экономического пространства – 500 евро, для фирм, принадлежащих лицам извне этой зоны – 750 евро. Банки обосновывают повышение цен более строгим контролем клиентов и происхождения средств, который создаёт для них дополнительную работу.

Бёшар признаёт, что, например, в Латвии ситуация не лучше. «В Латвии ты заплатишь за открытие счёта от 300 до 500 евро. Спустя 15 дней получаешь сообщение, что банк принял решение закрыть счёт, а деньги возврату не подлежат. Ну и кто в этой истории вор?» – спрашивает она.

У другого эстонского предпринимателя, столкнувшегося с проблемами при открытии счёта, не было ни деловых парт­нёров из других стран, ни гражданства другого государства: он когда-то проживал в Соединённых Штатах Америки в качестве студента и являлся там налогообязанным по налогу с оборота. Он описывает, что банк даже не запросил никаких документов, а сразу заявил, что среди владельцев предприятия, занимающегося торговлей финансовыми инструментами, не должно быть лиц, связанных с США. Ему не оставалось ничего другого, как выйти из круга собственников предприятия.

Жалоб стало больше

Член правления Финансовой инспекции Андре Нымм признал, что, по сравнению с предыдущими годами, жалоб, поступающих в связи с открытием счёта, стало больше. «Такая тенденция характерна не только для Эстонии. Международные расследования, связанные с отмыванием средств, сделали банки осторожнее. Это может означать и переход операций банка только на домашний рынок, где банк может лучше управлять своими рисками».

По поводу особенностей банковских цен за услуги Нымм сказал, что регуляции фининспекции не имеют отношения к формированию цен. «Банки свободны в определении цен на свои услуги, и это подчинено законам конкуренции. Согласно общему принципу, ценовая политика не должна быть дискриминирующей, то есть банк должен иметь разумное обоснование, почему он применяет ценовые различия».

Инвестор в правлении - счёт закрыт?

Адвокат адвокатского бюро LEXTAL Райнер Ратник заметил, что трудности с открытием банковского счета в Эстонии у предприятий с иностранными собственниками очевидно являются вопросом, в области которого у многих действующих в области делового права адвокатов имеется опыт. «Если я, например, занимаюсь инвестором из Китая или США, то всегда является большим вопросом, что случится с этим предприятием, если данный инвестор станет собственником этой фирмы», - сказал он.

Ратник объяснил, что поскольку наше государство хочет добиться того, чтобы отмывания денег в Эстонии не происходило, то на банки возложены очень серьёзные обязательства и ответственность. Он добавил, что в действительнос­ти банки в 99% случаев занимаются обслуживанием эстонских клиентов, и за счёт получаемой от них оплаты, эстонс­кие клиенты могут быть обслужены. Но когда появляются клиенты из Китая или США, банк сразу начинает думать, что нужно будет приложить слишком много усилий. «Если имеется хоть какое-то подозрение, то вероятнее всего предприятию не откроют счёт, или, в других случаях, когда, например, предприятие меняет собственника, и этот собственник кажется банку подозрительным, то счёт могут закрыть».

Имидж Эстонии не соответствует реальности

По оценке Ратника, существует большая разница между тем, как Эстонию пиарят в качестве великолепного дигитального государства, и тем, как обстоит ситуация на самом деле. «Большая проблема именно в том, что когда ты впервые запускаешь свой проект, то, вероятнее всего, у тебя в этом предприя­тии ничего нет. У тебя нет ни одного договора, ни одного клиента, у тебя нет продукта, нет активов. Но именно такое предприятие и является тем, что, с точки зрения банка, может быть объектом повышенного риска отмывания денег, и клиента не желают обслуживать».

По его словам, дело зашло настолько далеко, что банковские счета не открывают и предприятиям, основанным адвокатом на 100% для своих нужд, то есть для хранения своих собственных активов. «Уже изначально предполагается, что всё связано с риском и не заслуживает того, чтобы этим заниматься».

Ратник отметил, что иногда на вопросы банка ответить действительно сложно. Например, сложно предоставить банку договоры с людьми, которых планируется взять на работу через полгода или через год. Люди могут быть не готовы заключить трудовой договор, который вступит в силу через такой долгий промежуток времени, и к тому же, за это время могут измениться условия.

Самое читаемое