Поделиться:

Сергей Полуяненков: решения должен принимать искусственный интеллект

Инвестируют ли эстонские предприниматели в научные разработки? Следят ли за инновациями в своей отрасли? Насколько быстро их внедряют? Как это помогает развитию бизнеса? Эти вопросы ДВ задали эстонским предпринимателям.

"Мы хотели бы в течение ближайших 3–5 лет максимально, процентов на восемьдесят, автоматизировать и роботизировать производство продуктов питания. Не знаю пока, что получится, но мы понимаем, что за этим будущее", - говорит владелец компаний Polven Foods и Polvenauto Сергей Полуяненков.
Сергей Полуяненков, владелец компаний Polven Foods и PolvenautoФото: Андрес Хаабу
У нас несколько направлений деятельности, одно из которых связано с автомобильным бизнесом: во–первых, ремонт, техосмотры, мойки, запчасти, во–вторых, покраска, рихтовка, страховка и, наконец, третье – восстановление шин.
Инноваций и интересных ноу-хау в автомобильном бизнесе мы сегодня применяем не так уж много. Мы уже нашли нужного робота и хотим полностью автоматизировать некоторые участки процесса покраски, но пока еще его не запустили.

«Деловые ведомости» провели опрос среди предпринимателей и руководителей, представляющих различные сферы экономики.

Вопросы, которые мы задавали:

• Как Вам в бизнесе помогают наука и инновации?

• Инвестирует ли Ваша компания в исследовательские или инновационные разработки?

• Следите ли за инновационными трендами в своей отрасли? Насколько быстро их внедряете?

• Занимаетесь ли какой-либо научно-исследовательской деятельностью самостоятельно?

На рынке существует также передовая техника, которая готовит кузов к покраске. Приобретение таких машин – наш следующий шаг, и мы уже запланировали на это средства. Что касается шин, то мы используем новаторские методы, берем всевозможные смеси от коллег, которые научились их восстанавливать.
Инновации, которые заменят человека
Еще одно направление нашей деятельности связано с продуктами питания, и здесь инноваций у нас значительно больше. Мы делаем различные начинки для кондитерской отрасли на основе сгущенного молока, производим сгущенное молоко из молочного и заменяющего сырья.
В сфере производства продуктов питания многие инновации сегодня связаны с автоматизацией и «человекозаменяемостью». Мы работаем над тем, чтобы минимизировать риски, связанные с человеческим фактором, увеличить производительность труда. На это в нынешнем году мы планируем выделить около полумиллиона евро.
Мы хотели бы в течение ближайших 3–5 лет максимально, процентов на восемьдесят, автоматизировать и роботизировать производство продуктов питания. Не знаю пока, что получится, но мы понимаем, что за этим будущее.
Конечно, это беспокоит наших работников, они и сами осознают, что простой человеческий труд постепенно уходит. Работодатель, со своей стороны, в этой ситуации тоже видит, что проигрывает, поскольку рабочая сила становится все дороже.
Человеческий фактор на производстве – это сегодня еще и большие риски, это нам всем продемонстрировал коронавирус. Решения, на мой взгляд, должен принимать искусственный интеллект, контроль нужно доверить совершенному программному обеспечению.
Сотрудничаем с лабораториями
В технологическом плане у нас хорошие контакты с научно–исследовательскими институтами и лабораториями как в Европе, так и в России. Приходим к ним со своей идеей и обсуждаем, как ее можно запустить в производство. Они разрабатывают конкретный продукт под наш заказ и участвуют во внедрении. Как раз сейчас мы заказываем новую высокопроизводительную установку для производства майонезов и соусов.
Аналогично внедряем новую рецептуру: мы понимаем, чего мы хотим, куда идет мир и что ждет потребитель, и, исходя из этого, ищем партнеров, которые могут помочь реализовать нашу идею.
Сами тоже много экспериментируем над улучшением качества продуктов, внимательно следим за новыми покупательскими трендами.
Опрос проводил Дмитрий Полтавский
Поделиться:
Статьи по теме

Казахстан перехватывает у России экономическое лидерство
Стало уже общим местом утверждение, что мир после 24 февраля «никогда не будет прежним». Наверное, это действительно так, в том числе это касается мира экономического. Россия, выключенная из значительной части международных цепочек поставок, неминуемо утратит позиции на самых разных товарных рынках. Один из претендентов на освободившееся место – Казахстан. Какие предпосылки для перетягивания бизнеса и инвестиций есть у этого государства, рассказывает Вадим Новиков, экономист, эксперт в области антимонопольной политики и прикладной микроэкономики, в 2022 году эмигрировавший из России в Казахстан.
Стало уже общим местом утверждение, что мир после 24 февраля «никогда не будет прежним». Наверное, это действительно так, в том числе это касается мира экономического. Россия, выключенная из значительной части международных цепочек поставок, неминуемо утратит позиции на самых разных товарных рынках. Один из претендентов на освободившееся место – Казахстан. Какие предпосылки для перетягивания бизнеса и инвестиций есть у этого государства, рассказывает Вадим Новиков, экономист, эксперт в области антимонопольной политики и прикладной микроэкономики, в 2022 году эмигрировавший из России в Казахстан.
Курс рубля продолжает укрепляться. Что происходит?
Сразу после вторжения России в Украину рубль потерял почти половину своей стоимости по отношению к доллару. В марте курс американской валюты превышал 120 рублей (это исторический рекорд). Но через пару недель ситуация начала меняться, а к середине мая курс и вовсе опустился до 63–65 рублей за доллар — даже ниже, чем он был до войны. Почему рубль продолжает укрепляться, если количество санкций против России продолжает расти? А этот курс вообще можно назвать реальным или он полностью искусственный? «
Сразу после вторжения России в Украину рубль потерял почти половину своей стоимости по отношению к доллару. В марте курс американской валюты превышал 120 рублей (это исторический рекорд). Но через пару недель ситуация начала меняться, а к середине мая курс и вовсе опустился до 63–65 рублей за доллар — даже ниже, чем он был до войны. Почему рубль продолжает укрепляться, если количество санкций против России продолжает расти? А этот курс вообще можно назвать реальным или он полностью искусственный? «
FT: акции технологических гигантов стали еще привлекательнее?
Автор Financial Times Роберт Армстронг в своей колонке о рынках и трендах «Unhedged» рассуждает на тему технологических гигантов и их привлекательности для инвесторов даже в период медвежьего рынка.
Автор Financial Times Роберт Армстронг в своей колонке о рынках и трендах «Unhedged» рассуждает на тему технологических гигантов и их привлекательности для инвесторов даже в период медвежьего рынка.
Вот чего добился Путин
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Вот чего добился Путин
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Строительные фирмы, работающие по гостендерам, стоят перед нелегким выбором Министерства готовятся к остановке объектов
Рост цен на материалы все сильнее бьет по строительным компаниям, однако государство не торопится идти им навстречу. Министерства готовятся проводить ревизию — хватит ли вообще денег на строительство всех запланированных объектов.
Рост цен на материалы все сильнее бьет по строительным компаниям, однако государство не торопится идти им навстречу. Министерства готовятся проводить ревизию — хватит ли вообще денег на строительство всех запланированных объектов.