• Поделиться:

    Автомобили меняют собственников

    Автомобили меняют собственниковФото: pixabay

    Похоже, минфин, наконец, достиг цели: так урегулировать налоговые обязанности, связанные со служебными автомобилями, что некоторые предприниматели стали задумываться о целесооб­разности содержания машин фирмой.

    Характерное в этом смысле пришло письмо: «Контора, где я наёмный директор, два года назад купила дорогой и довольно мощный автомобиль. Езжу на нём по делам немного. И личных поездок тоже немного. В основном летом и осенью. На службу из дома и обратно хожу пешком. При старой системе оплаты налогов на спецльготы было выгодно списывать на фирму все эксплуатацион­ные расходы на машину и отражать в учёте личные поездки на минимальные суммы. А по нынешней схеме оплаты спецльготы от мощности двигателя и возраста машины набегает существенная сумма налоговых платежей каждый месяц. Расчёт показывает, что если бы я получал 335 евро в месяц за использование легкового личного автомобиля для служебных поездок (отразить в учёте необходимые 1100 км ежемесячно проблемы не составляет), то и мне лично и фирме было бы выгоднее. Но для этого автомобиль надо либо купить у фирмы, либо арендовать. Оформлять аренду мне кажется неразумно. Во-первых, мутная история с рыночной ценой и, во-вторых, наступит момент, когда арендными платами я отдам столько же денег, сколько машина стоит. Лучше купить. Но денег таких у меня нет. Подскажите, что можно сделать? Может ли фирма продать мне, связанному лицу, автомобиль через лизинг?»
    Проблема приобретения дорогостоящего имущества работником предприятия волнует многих. Хотя сегодня здесь нет никаких сложностей. Пока предоставление кредита работнику возможно практически беспроцентное.
    То есть, уточнит внимательный читатель: фирма даст кредит, за эти деньги работник купит автомобиль, и все дела? Примерно так, только никакого денежного кредита с немедленным перечислением этих денег и обратно предприятию устраивать не надо. Продажа автомобиля в рассрочку и есть кредит, срок и условия оплаты которого определяются договором. И если, действительно, кому-то выгоднее получать компенсацию за использование личного автомобиля в служебных целях, то нет никаких проблем с продажей-покупкой по рыночной цене автомобиля у фирмы с использованием механизма кредита. Важно только, чтобы из договора было понятно: речь идёт о кредите, а не умыкании имущества. То есть срок кредита разумный, возврат начинается сразу и делается помесячно в разумных пределах. Чтобы не оказался такой кредит выданным на 20 лет с началом погашения его через десять лет.
    Кстати заметим, если автомобиль сравнительно новый, то может быть имеет смысл его продать и за кредит от фирмы приобрести для работника что-нибудь подешевле.
    Практика показывает, что с помощью кредита некоторые работодатели закрепляют и стимулируют работников не менее эффективно, чем повышением заработной платы. Конечно, кредит не может заменить зарплату. Но часто у фирмы нет возможности её поднять, и тогда увеличить потребительские возможности работников кредит вполне позволяет. В связи с такого рода кредитами возникает вопрос: нельзя ли в договоре оговорить, что до возврата кредита работник не может уволиться? Нельзя. Да и не надо. В договоре можно указать, что в случае расторжения трудового договора по инициативе работника ставка процента поднимается до рыночной (или даже выше). А, возвращаясь к автомобильной теме, напомним уважаемым читателям, что если работник связан с двумя фирмами, то и компенсацию за использование личного автомобиля он может получать от двух предприятий. А это уже до 670 евро в месяц (хотя не обязательно брать по максимуму). Скажем, 500 евро тоже неплохая величина. При такой стратегии можно размеры компенсации варьировать (что повышает степень достоверности отчётов о поездках).
    Конечно, заманчиво все расходы по автомобилю возлагать на фирму. Но кто сказал, что нельзя совмещать оба варианта при наличии у организации нескольких машин? Просто новый порядок налогообложения автомобиля фирмы требует расчётов.
    Autor: Владимир Вайнгорт доктор экономических наук, научный руководитель клуба
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
Отсутствие дотаций сократит ежегодные доходы Enefit Green на 13 миллионов евро
В ближайшие годы у большого числа ветряных парков Enefit Green заканчивается период поддержки. Таким образом из-за отсутствия дотаций компания каждый год будет получать на 13 миллионов евро меньше дохода. Для инвестора это означает, что прибыль на акцию каждый год будет меньше на 5 центов.
В ближайшие годы у большого числа ветряных парков Enefit Green заканчивается период поддержки. Таким образом из-за отсутствия дотаций компания каждый год будет получать на 13 миллионов евро меньше дохода. Для инвестора это означает, что прибыль на акцию каждый год будет меньше на 5 центов.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.