• Бывший IT-министр: IT-сектору не хватает 8000 человек

    Фото: Лийз Трейманн

    Чтобы привлечь больше иностранных инвестиций, государству не помешало бы решить проблему нехватки рабочей силы в IT-секторе, полагает бывший министр предпринимательства и инфотехнологий Рене Таммист.

    С нынешним постом министра внешней торговли и IT было немало проблем. Марти Куузик не проработал и двух дней, а теперь на эту должность назначили человека, имеющего, скорее, юридический, нежели IT-бэкграунд. Это настолько неважный пост, что к нему относятся спустя рукава?
    Не вижу проблем с тем, что у министра иной бэкграунд или другие компетенции: человек способен учиться. Проблема в другом: она не говорит по-английски. Это такая работа, на которой тебе нужно каждый день общаться. В Эстонию приезжают иностранные инвесторы, а также зарубежные делегации, чтобы ознакомиться с нашим электронным правительством. Министр IT общается со всеми этими людьми, в том числе, по телефону. Звонят время от времени и коллеги. Я искренне не понимаю, как эту работу можно делать, не говоря по-английски.
    Насколько сильно влияет общение министра IT с инвесторами на то, вложат ли они деньги в Эстонию или нет?
    Влияет, конечно. Инвесторы, особенно крупные, для того и связываются с кем-то из правительства, чтобы узнать, какова на сегодня политика, в каком направлении движется государство, и хочет ли вообще государство то, что намерен сделать инвестор. Это очень важно. Люди хотят этих встреч, и в этом заключается работа министра.
    Вы также общались с крупными инвесторами. Чем объясняли своё решение те, кто отказывался от вложений денег в нашу страну?
    Инвесторы, как правило, рассматривают много вариантов. Вообще, за последнее время наше государство достигло больших успехов. Работа в области привлечения инвесторов стала более системной. Преимущества Эстонии - хороший бизнес-климат, гибкий рынок труда, регулирование, низкий уровень коррупции. Это те факторы, благодаря которым и совершаются инвестиции.
    Почему в Эстонию не приходят Facebook и Google?
    В каком качестве?
    Не открывают здесь больших подразделений.
    Рынок труда. Сегодня IT-сектору не хватает 8000 человек. И если кто-то здесь будет строить центр разработки, то должен подумать, откуда он возьмёт людей. Это один из самых больших наших вызовов. Нужно проделать в этой области большую работу.
    Как решить эту проблему?
    Во время предвыборной кампании это активно обсуждалось. Я предложил несколько конкретных решений, как увеличить обучение на бакалавра и доктора (через увеличение госзаказа по докторским стипендиям). Также нужно проводить дополнительное обучение и переобучение для взрослых. Учить должны специалисты в своей области из частного сектора. Это аналог того, что сделал Cleveron, создав, по сути, академию в Вильянди для того, чтобы получить больше квалифицированной рабочей силы.
    И это сработало?
    Других хороших решений на сегодня нет.
    Стоит ли Эстонии копировать ирландскую модель?
    В какой части?
    Если я правильно понимаю, то они что-то там сделали со своими налогами, в результате чего большим компаниям вроде Apple или Facebook стало выгодно туда приходить.
    Каждый такой случай - уникален. Государство должно становиться для инвесторов хорошим партнёром. Оно может помочь решить проблему нехватки рабочей силы в IT, помочь дигитализировать и автоматизировать промышленный сектор. У EAS сегодня новая стратегия, а государство, в свою очередь, тоже разрабатывает новую стратегию инноваций для предприятий.
    Эти вещи не связаны между собой. Сегодня можно открыть фирму, имея счёт в TranswerWise или Monese. Или у тебя может быть счёт не в эстонском банке, а, например, немецком.
    Если человек находится в Нигерии или Панаме, то немецкий банк, наверное, тоже не захочет открывать ему счёт.
    Мы, как государство, тоже не обязаны всем подряд выдавать статус э-резидента.
    А это не ухудшает имидж нашей страны? Эстония зазывает всех к себе через э-резидентство, люди приезжают, а банки им потом говорят: "Вы что тут делаете?"
    Так и государство скажет то же самое, если ему непонятен бэкграунд человека. Мы должны понимать, что за человек запрашивает э-резидентство, каково происхождение его активов, заработал ли он их честным путём, занимался ли отмыванием денег, совершал ли другие преступления.
    Проводится ли достаточный бэкграунд-чек, когда выдаётся э-резидентство?
    Скажут так, что э-резидентов проверяют гораздо более тщательно, чем просто нерезидентов.
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвестор продал почти миллион акций LHV
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Экономист: нельзя заключать энергетические соглашения со странами, политических взглядов которых мы не разделяем
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.