Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Жизнь после насилия

    Фото: Andras Kralla

    Вряд ли тому, в ком события в Кельне вызывают волну праведного гнева, понравилось бы, если бы в Финляндии ко всем эстонцам относились как к мошенникам.

    Реакция Германии на сексуальные преступления, произошедшие в Кельне в новогоднюю ночь, может только смотреть в будущее.
    Военные беженцы, прибывшие в 2015 году, получают убежище. Иммигранты, находящиеся в Германии законно, останутся там.
    В Германии нет ни одного политика, который поставил бы под сомнение основы правового государства. Общественность в шоке, но никто не торопится ставить клейма и говорить о тирании большинства, конфликте культур или джихаде.
    Эстонские читатели, у которых события в Кельне вызывают праведный гнев, поймут написанное, если подумают о том, насколько неприемлемо для нас было бы, если бы в Финляндии ко всем эстонцам относились как к мошенникам.
    Также мы понимаем, насколько недопустим самосуд, как принципиально, так и с точки зрения общественного порядка и авторитета государственных организаций.
    В Германии это само собой разумеющееся. Массовые домогательства внушают ужас, а замедленная реакция властей была раскритикована. Конечно, свою роль сыграло прибытие сотен тысяч беженцев за короткое время, а также их отношения с правовой культурой Германии и других западных стран, но большинство подозреваемых не являются беженцами. Конфликт молодых арабов с правопорядком в Кельне далеко не нов.
    Сексуальные домогательства – это преступление
    Конечно, необдуманные слова мэра Кельна о том, что женщины должны сами быть осторожнее, ничего не решают. Также никто не будет убирать из Конституции Германии статью, обещающую убежище всем нуждающимся. Это часть политической ДНК (новой) Германии.
    Скорее всего, случится то, что Германия ограничит количество принимаемых беженцев, например, до 200 000 в год, как это предлагает лидер партии Христианско-социальный союз Хорст Зеехофер. Если перенести на масштабы Эстонии, то это примерно 2500 человек.
    Причина проста: Германия является правовым государством. В ней проживают, прежде всего, граждане и другие лица, имеющие установленный законом статус. Их цвет кожи и вероисповедание при этом никакой роли не играет.
    Мысль о том, что европейское общество будет распределять людей по расам или вероисповеданию столь же чужда, как и мысль, что происходившие ранее изнасилования менее важны, чем события в Кельне. Откуда взята цитата: «Над женщинами смеются, их оскорбляют, мужчины засовывают им руки под блузки и между ног. Темные закоулки представляют опасность, одиноких пьяных девушек преследуют и насилуют. Полиции нигде не видно»? Из отчета о ежегодном Октоберфесте в Мюнхене.
    Официантки говорят, что хуже всего британцы и итальянцы. Сексуальные домогательства являются преступлением независимо от происхождения преступника.
    Испытание немецких правоохранительных органов на прочность
    Перед правоохранительными органами Германии стоит две проблемы: наказать преступников, участвовавших в массовых нападениях на женщин в Кельне и позаботиться о том, чтобы больше такого не происходило.
    Но, в то же время, если Германия ограничит приток беженцев, то в Европе снова появятся границы.
    Усилятся противоречия между странами, уйдет в прошлом солидарность ЕС и НАТО.
    В результате Центральная Европа как минимум окажется снова в 1930-м году. В прихожей России.
    Autor: Ахто Лобъякас
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Оборот LHV вырос, но на прибыли это не отразилось
Консолидированная чистая прибыль LHV Group в 2022 году составила 61,4 миллиона евро, что на 1,2 миллиона евро больше, чем в 2021 году.
Консолидированная чистая прибыль LHV Group в 2022 году составила 61,4 миллиона евро, что на 1,2 миллиона евро больше, чем в 2021 году.
О спорт, ты мир?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Пеэтер Коппель: впереди может ожидать вторая волна инфляции
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.