• Поделиться:

    Фининспекция провела детальную проверку банков

    Член правления Финансовой инспекции Андре Нымм, председатель правления Кильвар Кесслер и глава отдела надзора за платёжными услугами Матис МяэкерФото: Лийз Трейманн

    16 банков проинспектировали на предмет того, как они оценивают риски.

    Финансовая инспекция провела вчера пресс-конференцию, на которой её представители рассказали о том, что провели тщательную проверку 16 банков и филиалов иностранных банков на предмет того, как те оценивают риски, каков их аппетит к риску, а также какова бизнес-стратегия.
    Если сама проверка была более детальной, чем это обычно бывает у Финансовой инспекции, то на самой пресс-конференции член правления Андре Нымм и руководитель Кильвар Кесслер в детали предпочитали не вдаваться. Они не стали рассказывать о том, в скольких банках были выявлены проблемы, в чём эти проблемы заключались, а также то, сделали ли им предписания. Руководители обещали раскрыть эту информацию "когда придёт время".
    Представители фининспекции раньше часто любили повторять, что задача этой организации - не расследовать конкретные преступления, а убедиться на абстрактном уровне в том, что у банков выстроены системы контроля. Однако в этот раз ведомство "спустилось" на более детальный уровень и дошло до клиентов. Так, у руководителей 7 самых "рисковых" банков инспекция спросила, знают ли они, кем является их тот или иной крупный клиент, и каким бизнесом занимается.
    "Ты не можешь этого не знать. Иначе ты либо некомпетентен, либо профнепригоден", - утверждает Нымм.
    Нымм и Кесслер также отметили, что доля нерезидентов среди клиентов банков снизилась за последние 4 года с 18% до 7%. Однако всех проблем в банковской сфере это не решило.
    Так, Кесслер привёл в пример один случай (подчеркнув, впрочем, что это дело прошлое), когда один из руководителей банка заявил, что с проблемным клиентом банк распрощался, а потом через некоторое время ему втихую опять начали оказывать услуги. "Мы дали понять, что с нами шутки плохи", - сказал Кесслер.
    Инспекция недовольна законом
    Финансовая инспекция недовольна нынешним мягким законодательством. Пожеланий по изменению несколько: поднять штрафы, внедрить концепцию административного наказания (что упростит процедуру наказания банков), ввести правильное регулирование осведомителей (whistleblowers). Кесслер заметил, что в других странах осведомителям предлагают деньги, если их информация привела к обвинительному приговору.
    Ещё Финансовая инспекция поставила под сомнение то, нуждается ли Эстония в предприятиях, занимающихся виртуальной валютой. В Эстонии распространена схема, когда предприятие регистрируется в Эстонии, а свою реальную деятельность (например, обман людей) совершает за рубежом.
    Кесслер выделил два вида подобных преступлений: лёгкий и «хардкор». Лёгкое мошенничество выявить довольно легко, а вот к «хардкору» Кесслер отнёс, к примеру, воровство криптовалюты. И здесь инспекции не хватает ресурсов: ведомству нужны люди со знанием отрасли.
    Не хватает их и для борьбы с "классическим отмыванием денег". Но здесь ситуация улучшилась: раньше этими преступлениями в фининспекции занимались два человека, а сейчас - семь.
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.