Artikkel
  • Поделиться:

    Эльконд Либман: Россия - враг нам навсегда?

    Где для подавляющего большинства мира помещается сейчас Россия, не вызывает ни малейшего сомнения. Вопрос в том, что потом, и есть ли те, кто оставил бы ее там навсегда, несмотря ни на что, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.

    Политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.Фото: Лийз Трейманн
    На днях на форуме Российского антивоенного комитета в Вильнюсе, возглавляемого такими оппозиционерами-эмигрантами, как Гарри Каспаров, Михаил Ходорковский, Дмитрий Гудков и другие, прозвучала идея введения некоего виртуального, на блокчейн-платформе, «паспорта хорошего русского».
    В социальных сетях (тех, где такое обсуждение вообще возможно) она подверглась осмеянию не только со стороны «патриотов», которые, если ее и заметили, то отреагировали вполне предсказуемо, но и со стороны части российских оппозиционеров, как уехавших, так и остающихся (пока?) в России.
    Они говорили о ее наивности и неосуществимости, но главной мишенью для них стал гипотетический круг людей, которые будут отделять агнцев от козлищ, иными словами, «а судьи кто?».
    Уверения упомянутого уже Гудкова, что никаких «судей» не будет, а всю процедуру предполагается стандартизировать в рамках функционирующей системы know your client («знай своего клиента»), широко применяемой банками (тем более, что очень часто речь идет именно о банковских счетах), критиков не убедили.
    Другим же идея показалась не только интересной и благородной, но и плодотворной и инструментальной – как способ самоидентификации и самоорганизации русскоязычной антипутинской диаспоры для представительства в европейских бюрократических институтах. А такая необходимость, как показывает ход вещей, назрела.
    О злоключениях на Западе далеко не олигархов, а обычных российских предпринимателей, пытающихся спасти свой бизнес, я уже недавно писал, причем то были не просто досужие рассуждения, а опыт близких мне людей.
    Путин подставил, а, вернее, повязал всех, и к выходцам из России, пусть они и беглецы, относятся с большим подозрением, а легитимироваться через получение вида на жительство обладателям российских паспортов стало почти невозможно.
    И ведь не просто так знаменитый украинский кинорежиссер Сергей Лозница выступил на Каннском кинофестивале, где ему вручили премию за вклад в киноискусство, против «отмены» русской культуры и русского языка.

    Путин подставил, а, вернее, повязал всех, и к выходцам из России, пусть они и беглецы, относятся с большим подозрением.

    Кстати, ровно за это, точнее, за несогласие с бойкотом российского кино, его в марте исключили из Украинской киноакадемии. Еще 28 февраля Лозница сам вышел из Европейской киноакадемии, посчитав ее реакцию на российское вторжение в Украину слишком невнятной. Ну а в России автор «Майдана» и «Донбасса» давно предан официозом проклятию.
    Разбираться во всех этих противоречиях, разноголосице подходов и мнений, безусловно, непросто, особенно если не очень-то и хочется, потому что проще и удобнее, в том числе и политически, пользоваться только двумя красками. И мир становится ясным и понятным.

    Проще отменять, чем вдумываться

    Много лет назад и, разумеется, по другому поводу, я писал о приверженности нашего эстонского истеблишмента простым решениям сложных вопросов. Проще «отменять» все, чем внимательно всматриваться, вчитываться и вдумываться.
    Проще напрочь запретить переводить в Эстонию российских и белорусских ИТ-специалистов, которые в результате едут в другие страны, чем последовать примеру американской администрации, обещавшей всемерно содействовать приему классных российских специалистов, которые пожелают переехать из путинской России в США. О прекращении приема студентов из России и Белоруссии из соображений национальной безопасности и говорить нечего.
    Проще посчитать Генри Киссинджера окончательно выжившим из ума стариком за его и впрямь очень спорные советы Украине или написать в передовой, как Postimees, что «ничто не поможет нам лучше защитить наши ценности, нежели полная и окончательная победа демократического мира над авторитарным агрессором», чем предложить действительно аргументированный выход или объяснить, а что, собственно, подразумевается под «полной и окончательной» победой. И победой над чем: над войной, над Путиным, над авторитаризмом или над Россией вообще, в частности и в принципе?
    И ведь что еще важно: циничная поговорка «война все спишет» вполне себе работает, ставя всякое старое лыко в новую строку: борьбу с «неправильными» памятниками, обострение на фронте языка школьного образования, приперченное сейчас мантрами о невозможности учить детей украинских беженцев в русской школе. Хотя большинство оказавшихся у нас беженцев – это как раз русскоязычные из восточных регионов Украины.
    И ведь даже к семиотику Михаилу Лотману, объяснившему, что для украинской самоидентификации важна территория, а вовсе не язык, вряд ли прислушаются, потому что это непривычно, а потому непонятно и сложно.

    Почему-то кажется, хотя и хочу ошибиться, что воюй Украина не с Россией, а уж не знаю там с кем, такого всенародного воодушевления в Эстонии не было бы.

    «Слава Украине! – Героям слава!». И никаких нюансов. Конечно же, слава. Но почему-то кажется, хотя и хочу ошибиться, что воюй Украина не с Россией, а уж не знаю там с кем, такого всенародного воодушевления в Эстонии не было бы, а уж будь волею судеб беженцами россияне, перед ними опустили бы пограничные шлагбаумы. Что, впрочем, и происходит, правда, не в масштабах гуманитарной катастрофы.
    Похоже, что вынесенный в заголовок статьи Рейна Сикка в упомянутом уже Postimees призыв «Эстонцы, не разговаривайте по-русски!» воспринимается как некий императив вне зависимости от правящего в соседней стране режима. Хотя у Сикка там все сложнее и тоньше. Ну и, конечно, отнюдь не всеми, но это более-менее мейнстрим.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

По 0,5 или все-таки 0,75? Что будет со ставкой в июле?
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Мертсина: перспективы розничной торговли стремительно ухудшаются
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.