• Поделиться:

    Эва Высоцкая: "Компания трубочистов ищет в правление даму"

    В эстонских компаниях продолжает процветать гендерное неравенство - об этом свидетельствуют данные Департамента статистики. Так, в 2019 году средняя брутто-зарплата женщин в Эстонии была в среднем на 17,1% ниже, чем у мужчин – это самый высокий показатель в ЕС.

    Глава отдела маркетинга клиники Medicum Эва ВысоцкаяФото: Частный архив
    Страны Евросоюза пытаются бороться с гендерным неравенством на работе различными методами, в том числе законодательно. Например, в Германии партии правящей коалиции недавно договорились о введении обязательных квот на женщин в правлении биржевых компаний, пишет Financial Times.
    По данным Европейского института по вопросам гендерного равенства (EIGE), Эстония в 2019 году заняла всего лишь 17 место среди стран ЕС в ежегодном индексе гендерного равенства, при этом доля женщин в советах директоров крупнейших публичных компаний страны в период с 2005 по 2018 годы снизилась с 13% до 8%.

    «Деловые ведомости» провели опрос среди предпринимателей и руководителей, представляющих различные сферы экономики.

    Вопросы, которые мы задавали:

    •Как бороться с гендерным неравенством на работе? Что для этого могут и должны делать руководители предприятий?

    •Необходимы ли в нашей стране квоты на женщин в руководстве компаний? Нужно ли вообще этот вопрос как-то регулировать?

    •Почему женщины в Эстонии во многих отраслях до сих пор получают меньше мужчин?

    Лийза Пакоста: "Руководители охотнее продвигают по службе мужчин"

    Михаил Гриньков: "Что мы можем сделать? Платить честно!"

    Татьяна Завьялова: "Не нужно ничего регулировать искусственно"

    Сергей Хийску: "Неважно, мужчина или женщина – важен результат"

    Эва Высоцкая, глава отдела маркетинга клиники Medicum

    Я работала 15 лет в фармацевтической компании, сейчас я работаю в Medicum. И в той, и в другой организации зарплата не зависела от гендера. У меня в подчинении было шесть человек, которые занимались продажами, и у всех у них была практически одинаковая базовая зарплата.
    При этом бонусы, довольно хорошие, начислялись каждому по объемам продаж, и ни один мужчина не получал столько бонусов, сколько получали женщины. Со всем, что касается мягких продаж и коммуникаций с клиентами, по моему опыту, женщины справлялись и справляются лучше.
    Почему до сих пор в Эстонии в целом сохраняется неравенство в оплате труда мужчин и женщин? Мне кажется, потому что женщины сами соглашаются на меньшую зарплату. Ей предложили – она согласилась. Если бы она не согласилась или хотя бы спросила, сколько получают на аналогичной позиции мужчины, вероятно, все могло быть иначе.
    Проблема в том, что у нас такое публично не обсуждается, о зарплате говорить как бы неприлично. Нет такого открытого источника, где можно получить конкретную информацию об уровне зарплат в различных сферах и на разных должностях, чтобы понять, на что можно рассчитывать при приеме на работу, и, исходя из этого, отстаивать свои интересы.
    По поводу женщин в руководстве: система квот, которую приняли в Германии, мне кажется нелогичной. Допустим, у компании какой–то очень специфичный бизнес – большая фирма трубочистов, например. Я не думаю, что они так просто найдут себе «трубочистиху» в правление.
    Да, руководители высокого уровня и специалисты высокого класса среди женщин встречаются реже. Мне кажется, это происходит потому, что карьера для многих из них стоит далеко не на первом месте. Другие вещи – такие как семья, самореализация, творчество – для женщины могут оказаться намного важней. К примеру, для меня быть хорошим родителем не менее важно, чем быть успешной в своей работе.
    Конечно, правильно пишут о том, что женщины в целом по характеру более мягкие, и теоретически они могут внести баланс в общий стиль руководства компании. Однако на практике в своей жизни я часто сталкивалась как раз с обратным: те женщины, которых я встречала на руководящих постах, локтями пробившие себе дорогу – их, скорее, можно было назвать «мужчинами в юбках». Я бы даже сказала, что по стилю руководства такая женщина–руководитель – это мужчина, помноженный на два.
    И если уж где–то начали вводить квоты на женщин в правлении, то почему бы и не продолжить в том же духе и дальше: давайте тогда, к примеру, введем аналогичные квоты на людей с разным весом – они ведь тоже имеют право быть представленными в руководстве компании, затем в обязательном порядке утвердим в правлении хотя бы одного представителя сексуальных меньшинств, и так далее. Ну не странно ли?
    В результате может оказаться, что в руководстве компании будут заседать «свадебные генералы», приглашенные за деньги и для отвода глаз. Все–таки состав руководства фирмы должен определяться компетентностью конкретных руководителей, а не их гендерной принадлежностью, вам не кажется?
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Merko продолжит застройку на улице Веэренни в Таллинне
Компания Merko Ehitus объявила о запуске пятого этапа строительства многоквартирных домов в рамках девелоперского проекта Uus-Veerenni в Таллинне.
Компания Merko Ehitus объявила о запуске пятого этапа строительства многоквартирных домов в рамках девелоперского проекта Uus-Veerenni в Таллинне.
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.